Своим пленникам я отвел неделю для проявления хоть каких-то признаков растущего осознания, не ожидая, правда, значительных перемен. Однако к воскресенью, через неделю после того, как я привел их сюда, поведение Гриффа и Джадда настолько изменилось, что временами я не верил, что это те же люди, которые напали на трех девушек, изнасиловали и убили двух из них. И все благодаря Неде. Она убедила наших молодчиков слушать ее и соглашаться с ней, а затем уговорила их и меня слушать.

Я вовсе не хочу сказать, что Грифф и Джадд уже были готовы вести Макро-образ жизни, потому что человек всему учится на практике, и даже неделя интенсивного обучения, как та, которую они здесь провели, не сможет компенсировать годы их прошлой жизни. Однако парни сделали первые шаги к качественно новому образу мышления, который уже давал удивительные результаты. Узнав о реинкарнации и о том, что наша душа сама выбирает себе уроки для разностороннего развития, Грифф вначале очень расстроился.

— Что же нас теперь ждет в будущем? Если то, что вы говорите, — правда, то в следующей жизни мы, наверное, родимся девушками, которых потом изнасилуют и убьют, — с неохотой заметил он.

Тогда я объяснил, что это произойдет лишь в том случае, если они откажутся развивать в себе Макро-мировоззрение, в котором то, что мы подразумеваем под кармой, не существует.

— То есть, — уточнил Джадд, — есть способ избежать этой проклятой кармы?

— На самом деле, — ответил я, — закон кармы — это проблема лишь микро-человека, потому что за свою жизнь он испытывает больше ненависти и позволяет себе больше отрицательных мыслей и действий, чем добрых и положительных. На Макро-уровне люди живут по закону любви, который не предполагает наказания. Этот образ жизни основывается на благодарном принятии любых ситуаций как уроков, специально выбранных каждой душой для ее развития.

Они начали нас расспрашивать о законе любви, и Неда сказала:

— Если вы можете с любовью принять все, что с вами происходит, тогда в будущем вас не будет ждать ничего плохого или неприятного.

— Но как же можно этому научиться? — спросил Грифф.

— Желая научиться, — ответила Неда, — и веря в то, что это возможно.

Грифф продолжал задавать вопросы, а мы с Недой старались как можно доходчивее на них ответить. Вдруг Грифф удивил нас тем, что попросил блокнот и ручку, чтобы кое-что записывать. Начав писать, он всю ночь провел за письменным столом, конспектируя идеи Макро-философии и мечтая о том, как она поможет ему перестроить всю его жизнь.

В конце этой недели у нас практически не было головных болей. И Грифф, и Джадд уже проявляли большее осознание, но Карл все еще сомневался в их искренности.

— В конце концов, — предупреждал он, — они ведь знают: чтобы вы их отпустили, им нужно просто притвориться, что они с вами согласны, и пообещать, что они будут жить той жизнью, которую вы им предлагаете.

— Но они действительно не лгут, — убеждала его Неда.

— Откуда ты знаешь? — спросил Карл. — Не забывайте, что эти парни чемпионы по вранью: от них правды не добьешься.

— Карл, ты бы не относился к ним так скептически, если бы провел с ними столько же времени, сколько мы с Джоном. Кроме того, Джон может посмотреть на их ауры, и мы убедимся в их прогрессе.

— Это правда, Джон?

— Вообще-то, — ответил я, — я не смотрел на их ауры с того времени, как впервые их увидел в парке, потому что тогда это навело на меня ужасную тоску. Но завтра я опять попробую. Телепатически я чувствую, что они быстро продвигаются вперед. Однако если ауры покажут, что они лгут, я оставлю их здесь еще на некоторое время.

— А если цвета аур будут хорошие, то завтра ты их отпустишь?

— Да, конечно, и предложу им приходить хотя бы несколько раз в неделю для наставлений по Личной Эволюции. .. То есть... — сказал я, удивившись своему внезапному открытию. — Получается, что я теперь ЛЭ-наставник! Ты представляешь, Карл? И Неда — тоже! Это невероятно, просто невероятно!

В воскресенье Неда и Карл провели большую часть дня, беседуя с Гриффом и Джаддом, а я посвятил свою энергию изучению их аур. До обеда я наблюдал за их ответами на бесконечные вопросы Карла. Иногда парни сердились, но очень редко, хотя я чувствовал, что Карл временами очень сильно на них давил.

Тем не менее их ауры все равно выглядели светлее и отчетливее, чем всего семь дней назад. В конце концов я задал парням самый важный вопрос.

— Вы бы хотели остаться здесь еще на неделю? Наступило долгое молчание, они поглядывали то друг на друга, то на Неду, Карла и меня. Наконец Джадд прочистил горло кашлем и сказал:

— Я очень многому научился за прошедшую неделю. Может, мне и не помешает тут еще немного зависнуть, если вы не против.

Затем мы посмотрели на Гриффа, который сидел, уставившись в пол. Карл начал что-то говорить, но Неда взглядом остановила его, и он замолчал. Мы все ждали. Затем Грифф поднял голову и, пристально глядя на меня, сказал:

— Я хочу уйти. У меня в тетрадке записано, что мы учимся на практике, и я должен проверить, чему я научился за эту неделю. Я не смогу об этом узнать, сидя здесь на четвертом этаже, оторванный от всего мира.

Неда поцеловала вначале Гриффа, затем Джадда. Я посмотрел на Карла, но он ничего не сказал. Тогда я сказал:

— Я пообещал вам обоим, что когда вы выслушаете меня, то будете свободны, и я не собираюсь нарушать своего обещания. Грифф, надеюсь, что ты будешь приходить сюда несколько раз в неделю, чтобы поговорить со мной и Недой, Но это как ты сам решишь.

Услышав это приглашение и почувствовав, что оно относится и к нему тоже, Джадд решил уйти с Гриффом, но они оба изъявили желание приходить как можно чаще и продолжать беседы с Недой и со мной. После этого я снял с них гипнотическое внушение, которое превращало гнев в головную боль и накаляло дверную ручку, и мы с ними попрощались.

Я последовал за Карлом и Недой в их квартиру, где мы вплоть до позднего вечера обсуждали жизненные уроки прошедшей недели и обдумывали возможное развитие событий в будущем.

Перед сном я решил согласиться с Недой в том, что эта неделя была самым важным обучающим опытом за всю мою жизнь, потому что я много рисковал, делал много ошибок и добился важных положительных результатов.

Затем я вспомнил обычай 2150 года благодарить прошедший день за то, что он предоставил нам новые возможности для развития, и «эментально подтверждать план нашего жизненного роста».

Глава 14
Вызов

Я проснулся на огромной тахте в нашей Альфа-комнате и понял, что уже утро. Кэрол и остальные члены нашей Альфы столпились у тахты, глядя на меня.

— С возвращением, Джон, — сказала Кэрол, обнимая меня.

Затем меня поздравили и все остальные. Оказывается, Лия, Рана и другие «девятые» и «десятые» следили за моими действиями в 1976 году. Они заметили, что я Наконец продемонстрировал любовь, лидерство и мудрость (три Макрокачества) и развил некоторые Макро-способности, так что теперь моя аура была свежего желто-оранжевого цвета с оттенками розового, зеленого, голубого и белого. Я достиг второго уровня Макро-осознания!

Позже, тем же утром, сидя в привычной комнате с видом на озеро, я попросил СИ предоставить мне еще какую-нибудь информацию об уровнях осознания. Поскольку это был слишком общий вопрос, я вскоре понял, что получаю намного больше данных, чем способен усвоить за один раз. Прервав СИ, я начал задавать ей более конкретные вопросы и получил следующую информацию.

  1. Хотя с самого начала Макро-общества (то есть с 1970-х годов) признавалось существование десяти основных уровней Макро-осознания, до 2025 года никому не удавалось достичь уровня выше третьего. Восьмой, девятый и десятый уровни оставались недосягаемыми до 2100 года.
  2. Из-за относительно низких уровней осознания раннего Макро-общества имели место регрессии (возвращения) к более низким уровням осознания. Они почти всегда были связаны со злоупотреблением Макро-способностями или силой лидерства. Некоторые из таких людей оказались на Микро-острове, где они захватили власть и стали правящей элитой. Но за последние 30 лет ни один человек выше второго уровня осознания не регрессировал.
  3. Можно хорошо развить в себе Макро-способности, но так и не достичь второго уровня, потому что уровень осознания определяется степенью Личной Эволюции, а не степенью развития Макро-способностей.
  4. Самый большой риск, которому подвергаются люди, достигшие первых семи уровней осознания, — это посещение Микро-острова, поэтому для меня наилучший способ быстро достичь третьего уровня осознания — отправиться туда. Однако, как заметила СИ, на Микро-острове я также рискую потерять свой второй уровень осознания и регрессировать к первому.

Решив, что чем скорее я туда попаду, тем лучше, я начал задавать всевозможные вопросы о Микро-острове. Самая важная информация была об опасностях, которые меня там ожидали:

  1. Любого члена Макро-общества могут убить, если он не защищен Макро-способностями. Самыми большими героями Микро-острова считаются те, кому удалось убить Макро-гостей или уговорить их отказаться от членства в Макро-обществе и остаться на Микроострове навсегда.
  2. В данный момент все лидеры Микро-острова являлись бывшими членами Макро-общества. У них были в той или иной степени развиты Макро-способности, но они использовали эти силы лишь для того, чтобы добиться славы и богатства. Это позволяло им управлять други ми островитянами. Этих людей прельстило желание власти, дарящей славу и поклонение. Итак, последним' и самым мощным препятствием для эволюции души к высшему осознанию становится гордость. 3. Чтобы достичь третьего уровня осознания, я должен продемонстрировать такую степень Личной Эволюции, которая позволит мне преодолеть последнее, но самое сильное микро-качество — гордость. Для этого я должен добровольно отказаться от защиты Макрообщества и всех его высокоразвитых членов, включая Лию и Рану.

Я подробно расспросил СИ об этом последнем нюансе и получил объяснение, что нельзя научиться хорошо плавать, заходя в воду в спасательном жилете. Из этого я сделал вывод, что, если кто-то другой поможет мне справиться с гордостью, я не достигну третьего уровня осознания.

После встречи с Гриффом и Джаддом мысль о нападении жителей Микро-острова уже не очень меня пугала. Однако, если бы на меня напал кто-то с такими же Макро-способностями, как у меня, или даже большими, это было бы уже другое дело.

Вечером я поговорил об этом с Кэрол и Раной, и новости были неутешительными. Оказывается, лидеры Микроострова ждали меня.

— Но как они могут меня ждать? — спросил я у Раны, — Я ведь никогда не был на Микро-острове.

— Тебе уже сказали, — ответила она, — что лидеры Микро-острова — бывшие члены Макро-общества и некоторые из них обладают высокоразвитыми Макро-способностями. С помощью телепатии, ясновидения и предвидения они уже многое о тебе узнали.

— И они, — добавила Кэрол, — хотят убить тебя или уговорить отказаться от Макро-образа жизни.

— Но почему они вообще мной заинтересовались? — спросил я.

— Потому, — ответила Рана, — что они знают, что ты — близнецовая душа Лии, которой с помощью других «девятых» и «десятых» удалось первое перемещение в пространстве-времени. Они хотят остановить наш проект, убив тебя или уговорив тебя отказаться от Макро-общества и остаться у них на Микро-острове.

— Но это же смешно, — сказал я. — Они уже знают, что если я останусь у них, то не смогу достичь третьего уровня осознания и потеряю шанс навсегда переместиться сюда.

Прежде чем ответить, Рана посмотрела на меня долгим оценивающим взглядом. Затем она произнесла:

— Есть еще один способ остаться здесь навсегда. Лия и все мы уже проложили канал пространственно-временного перехода, доказали, что это осуществимо. И теперь, пока ты находишься в 2150 году, микро-лидеры могут переместить тебя в этот мир навсегда, если ты добровольно согласишься с ними сотрудничать.

— Но... но это же невозможно! — воскликнул я, — СИ сказала мне, что никто с осознанием выше седьмого уровня никогда не переходил на Микро-остров. У них просто не хватит Макро-способностей.

К моему изумлению, Рана и Кэрол покачали головами, опровергая мое заявление. Затем Рана сказала:

— На Микро-острове живет более тысячи бывших членов Макро-общества с разными уровнями развития Макро-способностей. Когда они установят ментальную сеть, то есть их умы соединятся, у них будет достаточно психической силы, чтобы, с твоей помощью, конечно, завершить твое перемещение в пространстве-времени. Но в данном случае, хотя ты и останешься навсегда в мире 2150 года, это будет осуществлено без помощи твоей близнецовой души и прежде, чем ты достигнешь психического баланса третьего уровня Личной Эволюции.

— Вот это да! — воскликнул я. — Они могут предложить мне жизнь в 2150 году, и мне даже не придется достигать третьего уровня!

Рана кивнула:

— Они планируют предложить тебе не только постоянное пребывание в нашем мире, но и место в их правящей элите: ты станешь третьим по могуществу человеком на Микро-острове.

— Да, — добавила Кэрол, — выше тебя будут только президент Элгон и вице-президент Села. Элгон был единственным человеком, который, достигнув седьмого уровня, начал регрессировать. Это так его разозлило, что восемьдесят лет назад он решил покинуть Макро-общество и стать президентом Микро-острова. Десять лет спустя ему удалось уговорить бывшую Альфа-партнершу Селу, которая тогда была на шестом уровне, стать его вице-президентом.

— Как это получается, — спросил я, — что они могут завершить мое перемещение во времени, а совместных усилий всех «девятых» и «десятых» на этой и на близлежащих планетах для этого недостаточно?

— Почему же, вполне достаточно, — спокойно ответила Кэрол, — но они решили не переводить тебя сюда, пока ты не продемонстрируешь третий уровень осознания.

— Подожди, — сказал я, — я правильно понимаю? Макро-общество может удержать меня здесь даже сейчас, но они не хотят этого делать, потому что не удовлетворены моим уровнем осознания?

— Именно так, — ответила Рана, — но, как ты догадываешься, это не потому, что мы снобы.

— Почему же тогда? — спросил я немного обиженно.

— Мы считаем, — сказала Рана, — что, если мы осуществим твое перемещение во времени до того, как ты обретешь психический баланс хотя бы третьего уровня, ты не сможешь противостоять микро-давлению, быстро регрессируешь на первый уровень и в конце концов навсегда уйдешь жить на Микро-остров.

— Ты уверена? — спросил я.

— Нет, — сказала Рана откровенно. — Мы не уверены даже в том, что ты не регрессируешь и не покинешь Макрообщество, достигнув и третьего уровня, но мы обсудили этот вопрос и решили рискнуть.

СИ сообщила мне, — добавила Кэрол, — что почти треть «десятых» была против твоего постоянного перемещения к нам до достижения седьмого уровня. Но это было до того, как они узнали, что Лия сможет удерживать тебя здесь только три месяца, не совершая полного перемещения.

Я покрылся холодным потом от смешанных чувств понимания и разочарования.

— И на каком минимальном уровне осознания вы сошлись до того, как узнали об ограничении во времени?

— На пятом, — ответила Кэрол.

Несколько секунд я просто молча смотрел на них, переваривая эту неприятную информацию.

— То есть вы хотите сказать, что даже после достижения третьего уровня неизвестно, смогу ли я продолжать расширять свое осознание в 2150 году?

— Это так, Джон, — ответила Рана. — Многие очень сомневаются в твоих будущих успехах в Макро-обществе из-за того, что ты родился и вырос не в этом веке. Многие считают, что трех месяцев по вашему времени будет недостаточно, чтобы ты преодолел тягу к своему микро-прошлому. Но мы проголосовали и договорились дать тебе шанс, если ты духовно разовьешься до третьего уровня.

На этот раз я окинул Рану долгим оценивающим взглядом. Затем сказал:

— С твоей мудростью и силой предвидения десятого Уровня что ты видишь в моем будущем?

Она улыбнулась и ответила:

— Будущее можно знать только как совокупность вероятностей, или возможностей, которые можно изменить своим' желанием и верой. Предсказывать твое будущее сейчас было бы глупо. Но я с удовольствием помогу тебе изучить несколько альтернатив.

Я покачал головой и сказал:

— Я все равно не понимаю, почему вы думаете, что я брошу свою близнецовую душу Лию, свою Альфа-партнершу Кэрол, тебя и все Макро-общество ради того, чтобы навсегда уйти жить в микро-общество. В конце концов, я прожил в микро-обществе 1976 года уже двадцать семь лет и знаю не понаслышке, какое оно жалкое и эгоистичное.

— Преимущество микро-общества, — ответила Рана, — заключается в том, что там ты сможешь удовлетворить свои эгоистичные желания; тебя будут почитать как патриота, выдающегося государственного деятеля и героя.

Кэрол взяла меня за руку. Затем, пристально глядя мне в глаза, сказала:

— Но я верю в тебя, Джон. Я знаю, что ты сможешь преодолеть свое микро-«я».

— И я тоже верю в тебя, — сказала Рана. — Моя вера убедила Совет Десятых согласиться принять тебя, когда ты продемонстрируешь третий уровень осознания.

Затем я вздрогнул, услышав телепатическое послание Лии: «И я верю в тебя — всегда верю».

Кэрол и Рана улыбнулись мне, тоже услышав послание Лии. Рана сказала:

— Разумеется, мы втроем знаем тебя лучше всех, а поэтому своей верой должны помочь тебе преодолеть твои микро-сомнения.

Я ответил:

— Пока я жив, сильное желание не утратить связь с вами тремя поможет мне осуществить все, что необходимо.

— Замечательно, — сказала Кэрол, — и остается только один вопрос: когда мы уезжаем на Микро-остров?

— Завтра, — ответил я.

Рана протянула ко мне руку и сказала:

— Я очень рекомендую тебе подождать еще неделю, чтобы получше развить Макро-способности. Я чувствую, что они там тебе очень понадобятся.

— Это твое предвидение? — спросил я.

— Нет, — засмеялась она. — Это мое логическое рассуждение.

— Хорошо, — согласился я, — мы подождем еще неделю, а я сделаю все возможное, чтобы как можно лучше развить в себе Макро-способности, но тогда у меня останется чуть больше двух недель, чтобы достичь третьего уровня или попрощаться с 2150 годом.

На следующей неделе мы снова и снова играли в ПК-теннис с Кэрол, Нилом и Джин.

Устав, переходили к шахматам и еще одной очень развивающей, новой для меня игре под названием «Слияние».

Целью этой игры было слиться воедино с каким-то предметом, животным, человеком или процессом: чувствовать так, как они чувствуют, двигаться так, как они двигаются, думать так, как они думают, — в общем, на некоторое время стать ими.

Какая это возбуждающая и забавная игра! Самой сложной ее частью всегда является отказ от своего «я».

После долгой практики и рискованных упражнений я узнал, что на самом деле у меня и не было настоящего «я» — кроме того, которое видно с микро-позиции.

Я узнал, что, во-первых, нельзя потерять то, чего ты никогда не имел, то есть самого себя. Поскольку ощущение обособленности — это всего лишь иллюзия, которую ты сам себе создаешь, это чувство возникает, когда человек в нем нуждается, когда человек хочет, чтобы оно возникло. Нельзя потерять свою сущность, и никто другой не может ее отнять.

Сливаться с людьми очень интересно, но при этом сложнее и болезненнее всего; зато это очень развивает.

Для взрослых опаснее всего сливаться с предметом. В то время как детей жизнь удивляет и они не могут жить без приключений, взрослые иногда устают от проблем и опасностей. Если в этом состоянии усталости человек попытается слиться, например, с огромным дубом или с красивой большой нерушимой скалой, ему бывает очень сложно вернуться в первоначальное состояние. А поскольку желание опережает действие, то надо хотеть быть человеком больше, чем дубом, чтобы оставить дуб и вновь стать человеческой личностью.

Вернувшись в 1976 год, я посетил несколько больниц и попрактиковался в целительстве. Я задействовал не только ПК, но и телепатию, ясновидение, основы предвидения и мою новую способность сливаться с людьми и предметами. Когда я, прохаживаясь по коридору, видел, что больного в скором времени ожидает смерть, то старался изменить эту вероятность в будущем. При этом я Наконец в полной мере познал истину свободного выбора.

Однажды я уговорил (что стоило мне огромных телепатических усилий) старшую медсестру и двух врачей-стажеров позволить мне посетить отделение интенсивной терапии. Там я и увидел Бруно. Это был невысокий человек 45 лет от роду, который оправлялся после сердечного приступа, происшедшего утром. По словам стажера, состояние его было «стабильным». Но когда я осмотрел больного с помощью Макро-способности ясновидения, то заметил, что его аура очень расплывчата, и увидел его лежащим в гробу на катафалке. Поскольку обе эти вещи означали смерть, я решил, что мне лучше немедленно приняться за исцеление Бруно. Когда я установил с ним связь, меня ждал большой сюрприз.

Бруно тихо спал, пока я его просто осматривал, но как только я телепатически прикоснулся к его сознанию, он вдруг произнес:

— Здравствуй, Азар. Давно уже наши пути не пересекались.

Почти 500 000 лет назад у меня была инкарнация в Атлантиде, и тогда меня звали Азаром. Я был жрецом-целителем. Когда больной назвал меня этим древним именем, я вдруг остро почувствовал, что разум, с которым я установил связь, некогда обитал в теле, которое я излечил в Атлантиде. Я сказал:

— Мне кажется, в одной из прошлых жизней мы вместе жили в Атлантиде, но как ты меня так легко вспомнил?

Сознательный разум Бруно все еще спал, а бессознательный ответил:

— Если бы я не спал, я бы сознательно не помнил тебя. Но когда мой сознательный разум спит, я нахожусь на свободе. Я наблюдаю за тобой с того момента, когда ты вошел в эту больницу. Я заметил, как ты задействовал телепатию и гипноз, чтобы уговорить стажера пустить тебя сюда. Я видел, как ты осматривал некоторых больных при помощи ясновидения, и тогда я вспомнил, что твой разум жил когда-то в теле человека, которого звали Азаром и который меня исцелил.

— Я и не почувствовал, что за мной следят, — сказал я.

— Знаю, — ответил Бруно. — Твой сознательный разум все еще очень слаб по сравнению с твоим Макро-потенциалом.

— Эй, — удивился я, — а откуда ты знаешь о Макро-потенциале?

— Дело в том, дорогой старый друг, что один из сегментов моей души живет сейчас в 2150 году, который ты так часто посещаешь. А еще один сегмент занят установлением обособленной культуры на Микро-острове. Ему нужен опыт обладания силой и практика правильного использования силы. Однако к 2085 году он умрет, — объяснил он.

— Подожди-ка! — прервал его я. — Но ты же находишься здесь, в 1976 году! Ты же еще не дожил даже до 2000 года, не говоря уже о более позднем времени.

— Нет, Азар. Это ты еще не дожил до понимания синхронности времени, не говоря уже об использовании этого качества в твоих уроках. Я случайно прочитал в твоем уме намерение воспрепятствовать моему эволюходу, так вот: я не позволю тебе это сделать. Спасибо тебе за твою помощи в прошлый раз, но теперь я в ней не нуждаюсь.

— То есть ты не хочешь больше жить и выбираешь смерть?

—Да, — ответил он, — в этой больнице есть еще несколько душ, которые готовы оставить свои тела.

— Но почему? — спросил я. — Ты же сравнительно недолго прожил. У тебя, наверное, есть семья, которая будет по тебе тосковать.

Он телепатически засмеялся и сказал:

— Когда я воплотился в этом теле 45 лет назад, то пообещал себе, что, как только достигну своей цели, сразу же эволюйду. Я и так уже задержался здесь дольше, чем: планировал.

— Могу я спросить, что это за цель?.

— Я хотел сбалансировать свои вибрации. Вначале я решил родиться сыном женщины, на которой я, наверное, женюсь в моей жизни в двадцать первом веке, но затем ее брошу. В этой жизни я был ее любящим сыном и ухаживал за ней последние двадцать лет ее жизни после того, как умер ее муж. Шесть месяцев назад она к нему присоединилась.

— Как же можно сбалансировать отрицательные вибрации, которые ты создашь только в следующем веке? — я решил, что после сердечного приступа пострадал и разум Бруно.

— Вскоре ты поймешь, Азар, что прошлое, настоящее и будущее— это все микро-термины и иллюзии, которых не существует с Макро-точки зрения. Время синхронно.

Теперь вернемся к твоему вопросу о цели. В одной из предыдущих жизней я был ревнивой женой-собственницей, которая превращала жизнь своего мужа в ад. В нынешней жизни я уже двадцать пять лет женат на женщине, которая тоже постоянно отравляла мне жизнь. Двое моих детей — уже взрослые женатые люди, и я оставляю свою жену' финансово обеспеченной, так что теперь я могу эволюйти, потому что уже получил в этой жизни все уроки, которые выбрала моя душа.

— Но раз уж ты достиг своей цели, — сказал я, — почему нельзя еще немного здесь побыть и просто насладиться жизнью?

По моему сознанию вновь прокатился его телепатический смех, и он ответил:

— Я отправляюсь в место, которое намного лучше, чем эта планета Земля! Я приглашаю тебя к себе в гости, когда ты научишься астрально путешествовать и посещать нефизические измерения. А пока прощай!

Тело Бруно задрожало в конвульсиях, глаза широко открылись. Осталась только легкая дрожь, которая еще после смерти не успела утихнуть. Он совершил эволюход. Всем своим существом я на миг провалился в ледяную пустоту, когда увидел на его бездыханном лице ясные карие глаза Нэнси — девушки из моей Альфы!

Позже, снова в 2150 году, Рана объяснила мне, что каждый человеческий ум сам выбирает, когда ему умирать. Этот выбор обычно делается не на сознательном, а на подсознательном, или душевном уровне.

В конце той недели я обнаружил, что Бруно был прав, когда предсказывал, что многие души откажутся от моего предложения их исцелить. Я удивился тому, сколь многие настаивали на полезности страданий.

Помню одну женщину средних лет, которую очень сильно беспокоил артрит. Когда я предложил ей свою помощь, ее подсознательный разум ответил: «Пожалуйста, не облегчай мою боль, потому что она меня мотивирует и в конце концов заставит мое микро-«я» отказаться от своих ограниченных эгоистичных привычек, которые психологически искалечили других и сейчас калечат меня. Если ты облегчишь мою боль, мне придется заново проходить этот урок, так что лучше уж я буду расти сей час».

Я понял, что эта женщина никогда сознательно не позволяла себе таких мыслей. Если бы она услышала слова своего подсознательного разума, то никогда бы не поверила, что это говорило ее собственное Высшее «Я». Когда я ее спросил, нельзя ли учиться менее болезненным способом, она ответила: «Я еще не научилась брать на себя ответственность за тот вред, который нанесла другим, поэтому мне приходится несколько раз проходить одни и те же уроки. Когда-нибудь боль заставит меня усвоить этот урок и сознаться в своей вине. Тогда я смогу признать свои неудачи, простить их, учиться на них и в конце концов их преодолеть. Я уже долго с этим борюсь, но когда-нибудь одержу победу».

Когда я спросил у Раны, почему человек должен себя прощать, она ответила, что прощение — это принятие. Когда человек себя прощает, он с радостью принимает свои ошибки и потому учится на них и растет. Болезненное же, покорное принятие своих ошибок наполняет человека чувством вины, от которого он убегает в наведенную амнезию. И тогда он будет допускать одни и те же ошибки снова и снова.

Рана рассказала мне о законе любви, который превыше закона кармы. Только принимая себя такими, какие мы есть, с радостью и любовью, мы сможем увидеть все стороны своего «Я», которое включает в себя не только микро-, но и Макро-«Я». Мы видим в других только то, что видим в себе (даже если это только скрытый потенциал), и мы принимаем других настолько же, насколько принимаем себя.

Только осмотрев каждого пациента в нашей университетской больнице, я согласился со словами Раны о том, что «все болезни вызваны образом мышления самого человека».

Я обнаружил: для того, чтобы кого-то вылечить, я должен вначале уговорить их простить себя. Тогда исцеление происходило в доли секунды, к ужасу и удивлению больничного персонала.

И еще я понял, что человек ужасается, когда созданному им мифу грозит опасность.

Когда я изложил в своем дневнике все последние события, Карл и Неда начали сильно волноваться о предстоящем мне посещении Микро-острова. Карл постоянно цитировал предупреждения об опасностях, которые меня там ожидали. В ответ я цитировал те отрывки из дневника, которые усиливали мое желание туда поехать. Неда утверждала, что у меня все обязательно получится, поэтому не стоит и волноваться. В итоге мне стало очевидно: постоянные заверения Неды, что все будет хорошо, доказывали, что она в этом своершен-но не уверена.

К счастью, к нам регулярно заходили Грифф и Джадд, и тогда Неде было на что отвлечься. Они оба искренне пытались жить по-новому. Парни бросили свою шайку мотоциклистов и нашли работу: Джадд— в авторемонтной мастерской, а Грифф — на стройке. Они очень интересовались моими последними приключениями в 2150 году.

Наконец неделя закончилась; мы с Кэрол попрощались со своей Альфой, Бетой и большей частью Гаммы и побежали в здание за озером. Пробегая мимо других Гамм, я увидел столько народу, сколько никогда еще не видел в 2150 году. Практически все население вышло поддержать нас — телепатически и словесно.

Прибыв к большому административному зданию, мы увидели, что у готового к полету воздушного корабля собралась чуть ли не вся остальная наша Дельта. Я был растроган мощным потоком любви, который исходил от этих Макро-людей. Когда мы подошли ближе к кораблю, я увидел Рану, Эли. и мою возлюбленную Лию.

Я подбежал к Лии и обнял ее. Мы стояли в полной тишине, и никто в толпе не издал ни звука, когда наши умы соединились в союзе, которого могут достичь только близнецовые Души. Для меня Лия была самой утонченной, чудесной и совершенной женщиной во всем мире. Переполненный чувствами, со слезами на глазах, я нежно ее поцеловал. Затем, Дотронувшись до моего лица руками, она тоже поцеловала меня. И этот поцелуй был самым большим откровением, которое моя душа когда-нибудь переживала, находясь во плоти.

Затем Лия повернулась к Кэрол, дотронулась до ее лица и скрылась в толпе. Я пожал руки Хьюго (нашему Дельтару и Эли (нашему Кейтару). Я вспомнил, что видел Эли всего» два раза: во время знакомства с членами моей Альфы и в его астральном теле, когда он посещал свой Кейтон. К сожалению, мне так и не удалось узнать его поближе. Я был убежден, что никогда прежде, не встречал такого красивого и мудрого человека. Он взял меня за руки и крепко обнял затем долго и пристально смотрел мне в глаза и Наконец сказал:

— Ты никогда не спрашивал, и по просьбе Раны никто тебе не говорил, но женщина, которая была твоим наставником, — наш Мутар. Таким образом, она — член Совета Трех.

Наверное, на меня было очень странно смотреть —-и у меня дыхание сперло, когда я вспомнил слова СИ о том что Совет Трех состоит из Мутаров (лидеров стомиллионных коллективов) — двух мужчин и одной женщины, чьи. решения безапелляционно принимаются всеми членами Макро-общества.

Меня просто поразило, что этой женщиной была моя наставница Рана. Теперь, впрочем, стало понятно, почему ее решение о том, что мне достаточно Достичь только третьего уровня для полного перемещения, было принято без возражений. Я вдруг почувствовал себя очень скованно в присутствии Раны и смотрел на нее с благоговением.

Она подошла ко мне, взяла меня за руку и сказала:

— Теперь ты понимаешь, почему я не хотела, чтобы ты знал о других моих обязанностях. Выросшие в Макро-обществе не трепещут при виде своих лидеров и не чувствуют непреодолимой дистанции. Но я знаю, что ты был воспитан по-другому.

Я не знал, что сказать, но все же выдавил из себя нескладный вопрос:

— Когда я вернусь с Микро-острова, ты останешься моей наставницей?

Улыбнувшись, она ответила:

— Я буду вашей наставницей, пока вы оба этого хотите и верите в то, что это возможно.

Затем мы с Кэрол сели в воздушный корабль, и герметические двери начали закрываться.

Внезапно из толпы вышел Эли. В моем сознании его звонкий голос звучал, как в огромном зале:

— Спасибо за твое восхищение, Джон. Знай, что это взаимно. Я думаю, тебе надо также знать, что одна душа ненадолго заглянула в двадцатый век — всего на тридцать лет. Ее единственной целью было родить ребенка. Поскольку у нее было еще много других обязанностей, она осталась там только до тех пор, пока можно стало доверить ее маленького сына любовной опеке другой души, которую ты называешь Карлом Джонсоном.

Створки двери сомкнулись, и уже когда мы взлетали, я услышал ответ Эли на мой не заданный вопрос:

— Если это прибавит тебе сил, то знай, любимый сын мой, что я — твоя мать...

Глава 15
Микро-остров

За три часа мы пролетели почти 6000 километров и теперь приближались к северо-восточному берегу Микро-острова. Этот большой субтропический тихоокеанский остров поднялся из океана в ходе глобальных катастроф конца XX века.

Он был размером с половину Австралии 1976 года. Здесь, на восточном побережье острова, находилась постоянная база Макро-общества, с которой в основном и осуществлялиськонтакты с островитянами. На нее мы и должны были приземлиться. Кэрол сказала мне, что база хорошо защищена' невидимым, но непробиваемым силовым полем. Когда мы приблизились к этому анклаву Макро-общества, я, к своему; удивлению, увидел на берегу вокруг него тысячи людей.

— Ты посмотри, сколько народу! — воскликнул я. — Островитяне всегда так толпятся вокруг Макро-базы?

— Насколько я знаю, нет, — ответила Кэрол, — вообще-то на Микро-острове закон запрещает подходить к нашей базе ближе, чем на десять километров. Раньше эту зону даже?; охраняли полицейские с собаками.

— Значит, — сказал я, — либо они отменили этот закон, либо на берегу стоит огромная толпа правонарушителей.

Силовое поле на секунду отключилось, и мы приземлились на расчищенный участок земли возле Гамма-корпуса, окруженного прекрасными садами и парками с большими бассейнами и зонами отдыха. Из здания вышел очень высокий человек и побежал к нам. Вскоре Кэрол уже представляла меня Ориону, Гаммару базы. Сама она познакомилась с ним на прошлой неделе по видеосвязи через СИ, так что они держались как старые друзья.

— Почему такая толпа? — спросил я.

— Видимо, президент Элгон Десятый объявил праздник в честь вашего прибытия. Он и его вице-президент Села Девятая ждут сейчас на берегу, чтобы приветствовать тебя. Извини, что здесь больше нет никого из Макро-общества, но остальные члены нашей Гаммы используют этот праздник как возможность поработать наставниками для островитян.

— А как же закон, запрещающий подходить к базе ближе чем на десять километров? — спросила Кэрол.

— Ради такого случая, — объяснил Орион, — Элгон на один день его отменил.

— А почему они вообще приняли такой закон? — спросил я.

— Ну, это понятно, — сказал Орион. — Элгон и его помощники боятся нашего влияния на их людей. Они не хотят, чтобы кто-то уходил от них к нам, поэтому любой островитянин, которого заметили за разговором с членом Макрообщества, сурово наказывается.

— А вам вообще удается находить здесь новобранцев для Макро-общества? — спросил я.

— Если бы не этот закон, мы находили бы больше. Но даже сейчас каждый год набирается человек сто, готовых переехать на материк.

Глядя на толпу, обступившую невидимое силовое поле, я удивился множеству маленьких детей, которым позволили стоять в такой толчее без присмотра родителей.