— Совершенно верно. Мы изучили таким образом жизни всех великих философов мира,

— Боже мой, это же просто уму непостижимо! Ты можешь научить меня это делать, Кэрол? Может быть, сегодня? — спросил я, желая как можно скорей воспользоваться этим новым удивительным источником знаний.

— Все зависит от тебя, Джон. Однако я должна предупредить: хотя чтение вселенских «хроник Акаши» — это замечательный способ обучения, он не поможет тебе развить Макро-осознание. Для этого нужно черпать энергию из того же источника мудрости и любви, из которого ее черпали все великие мировые Макро-философы — из Макрокосма, или Вселенского Разума, — а затем применять в повседневной жизни то, чему ты научился при контакте с этим источником.

Я расстроился, услышав, что этот замечательный метод, к использованию которого я хотел немедленно приступить, не поможет мне достичь моей цели — третьего уровня Макроосознания. С неохотой пришлось согласиться, что я смогу уделить время этому новому методу только тогда, когда решу свою главную задачу.

Почувствовав мою внутреннюю борьбу, Кэрол безмолвно заверила, что это мудрый выбор, после чего пригласила меня принять с ней освежающую ванну, а затем позавтракать в компании остальных членов нашей Альфы.

После завтрака Кэрол предложила мне воспользоваться СИ-терминалом, который находился в нашей комнате, пока она сходит в центр СИ. Я сказал, что лучше я тоже пойду в центр и полюбуюсь по пути прекрасным озером, деревьями, цветами и чистым голубым небом — чудной природой этого незагрязненного мира.

— Я могу читать о вашем замусоренном мире, — сказала она, — а также видеть его во всей его мрачности в видеозаписях, но, только вспомнив свою прошлую жизнь в тот период, я могу по-настоящему оценить красоту нашего мира.

— Ах да. Твоя ближайшая прошлая жизнь была в конце XX столетия, не так ли? Ты сказала, что умерла в девяностые годы, — вспомнил я.

— Да, — ответила она, — в твоем 1976 году я тоже была аспирантом. Мы тогд всячески боролись с преступным загрязнением нашей планеты. Однако, несмотря на всенародные протесты, заинтересованные стороны продолжали делать все по-своему. И через десять лет семидесятые годы уже казались чуть ли не идеалом экологической чистоты.

— Все становилось хуже и хуже, — сказал я, — и ничего не предпринималось для исправления ситуации?

— Да нет, что-то пытались делать, — ответила Кэрол, — но было уже слишком поздно. Надо было менять систему в целом, а не лечить отдельные ее части. Требовалось всемирное сотрудничество, управляемое мировым правительством, но это противоречило микро-философии тогдашнего микро- человека. Для создания объединенного мирового правительства требуются Макро-взгляд на жизнь и искренняя озабоченность здоровьем, безопасностью и благополучием всего j человечества. Микро-человек не хотел приносить жертвы, совершенно необходимые для достижения этой цели.

— Наверное, — задумался я, — я смотрю на мир в микро-перспективе, когда сочувствую страданиям, жалкой жизни и мучительной смерти микро-человека. Я знаю, что только таким образом он мог узнать о последствиях своих эгоистичных микро-действий, но я сожалею обо всех этих трагических смертях,

— Микро-человек должен был умереть для того, чтобы родился Макро-человек, — категорично возразила Кэрол. — Смерть кажется ужасной только тогда, когда ее вырывают из контекста развития души и накопительного Макро-эффекта.

Разговаривая, мы вышли из Гамма-корпуса и отправились берегом озера к центру СИ. Внезапно я остановился и по казал пальцем на фигуру посреди озера.

— Посмотри, Кэрол! — сказал я удивленно, — Неужели этот человек действительно ходит по поверхности воды?

— Да, — ответила она, — наверное, это восьмой или девятый уровень тренируется в левитации.

— А почему не десятый? — спросил я.

— Потому, — ответила Кэрол, — что достигшим десятого уровня уже не надо тренироваться.

Фигура человека была слишком далеко от меня, чтобы я мог хорошо рассмотреть левитацию, и вскоре она совсем исчезла под водой.

— Кто бы это ни был, он, видимо, устал, — сделал я вывод.

— Может быть, — ответила Кэрол, — а может быть, ему просто теперь захотелось поплавать. Почему бы нам немного не потренироваться? Ты ведь тоже можешь научиться левитации.

С этими словами Кэрол поднялась на метр над землей и почти десять секунд висела в воздухе, а потом снова мягко приземлилась.

— Я и не знал, что у тебя это так хорошо получается, — сказал я. — О чем ты при этом думаешь?

— Я просто представляю себе, как парю в воздухе, — ответила она.

— Хм, — пробормотал я, — думаю, я тоже могу хотя бы попробовать.

Я на секунду поднялся в воздух, но почти сразу же вновь приземлился. Почувствовав мое замешательство, Кэрол сказала:

— Ты забыл повысить свои вибрации воспоминанием о Макро-контакте — о твоем макрокосмическом единстве со всем сущим.

Я последовал ее совету и вскоре почувствовал радость спокойствия и бодрости. Затем я представил, как взмываю на два метра над землей, и моментально поднялся в воздух. Я продержался в воздухе примерно пять секунд, а затем мною овладела усталость и я.начал медленно спускаться вниз, но где-то на полуметровой высоте обессилел и с грохотом упал наземь.

Я был в восторге от своего невероятного успеха. Только подумать — я, Джон Лейк, парю над землей! Ух ты!

Я решил, что могу подняться и на десять метров над землей или даже выше, но тогда мне придется сразу же спуститься на землю. Однако я устал от своей первой попытки и решил больше не пробовать, пока хорошенько не отдохну.

— Слушай, если бы я захотел, то мог бы установить мировой рекорд по прыжкам в высоту в 1976 году, — заметил я. — Эх, я бы и на Олимпийских играх победил!

— Ты бы установил и новый мировой рекорд по прыжкам с шестом, — ответила Кэрол, — и тебе даже не нужен был бы шест! Но микро-человек обычно пугается, если кто-то может делать что-то необычное, поэтому лучше будь осторожен.

— Да, — сказал я, — а что происходит, когда микро-человек боится? Я не хочу, чтобы меня забрали в психиатрическую больницу или, чего доброго, стали использовать для нужд обороны!

Кэрол кивнула:

— У микро-человека есть склонность ненавидеть тех, кто заставляет его чувствовать себя ниже их. Поэтому тем, кто еще недостаточно развил в себе Макро-способности, опасно посещать Микро-остров.

— Кстати, о Микро-острове, — сказал я, — я хочу, чтобы мы поехали туда, как только ты почувствуешь, что наших общих Микро-способностей хватит, чтобы себя защитить.

— Хорошо, ответила Кэрол, когда мы подошли к моей комнате СИ, — я тебе скажу, когда почувствую, что мы готовы.

Затем она нежно сжала мою руку, сказала, что мы увидимся за обедом, и пошла дальше по длинному коридору.

Удобно усевшись в своей любимой комнате с видом на озеро, я тотчас начал задавать СИ вопросы о том, как мои Макро-способности могут помочь микро-человеку. СИ много раз повторяла мне, что никому нельзя помочь, пока он сам не захочет и не будет готов принять эту помощь. По ее словам, здесь тоже надо иметь желание и веру.

Спросив, как конкретно я могу помочь Неде, я узнал, что с помощью ПК можно оказывать влияние на семь гормональных центров тела и, таким образом, производить изменения в физическом облике человека.

Я провел все утро, изучая устройство системы желез внутренней секреции, и получил целую кучу советов по использованию ПК для улучшения внешности Неды. Вначале все это казалось невероятно запутанным и сложным для понимания, но СИ — замечательный источник информации, обладающий нескончаемым терпением. К полудню я поверил, что у меня есть шансы сделать Неду покрасивее.

Когда Кэрол присоединилась ко мне, мы приняли наши «питательные таблетки», запив их водой, и пошли в зону отдыха. По пути мы снова отрабатывали ПК на камешках, а я заодно рассказывал Кэрол о своих надеждах помочь Неде в 1976 году. Кэрол согласилась, что это хорошее применение моим быстро развивающимся Макро-способностям.

В какой-то момент я остановился с занесенной ногой: передо мной грелась на солнце двухметровая змея. Кэрол, очевидно, ее не увидела, потому что продолжала идти вперед. Я схватил ее за руку и потянул к себе.

Она удивленно посмотрела на меня, затем, вспомнив о том, что для меня здесь многое внове, обнадеживающе сказала:

— Все в порядке, Джон. Я не боюсь, потому что змея не может причинить мне вреда.

Кэрол взяла меня за руку, и я с неохотой подошел вслед за ней поближе к змее, на хвосте которой теперь отчетливо виднелись кольца-погремушки. Я остановился и сказал:

— Может быть, тебя, Кэрол, гремучая змея и не тронет, потому что ты не пугаешься, а вот я боюсь ее до смерти!

— Тогда оставайся здесь, — предложила Кэрол, — а я тебе кое-что покажу.

С этими словами она подошла к ядовитой гадине, наклонилась, просунула под нее руки, спокойно подняла змею и пошла с ней ко мне. У меня пересохло во рту, сердце учащенно колотилось под воздействием такой дозы адреналина, с которой с трудом справлялась нервная система. Змеи всегда пугали меня, и та, которую Кэрол держала в руках, не была исключением. Затем я услышал зловещее тарахтение, увидел, как голова змеи дернулась и приняла атакующее положение, а ее глаза смотрели на меня со смертельной угрозой.

— Пожалуйста, не подноси ближе, Кэрол, — запинаясь, произнес я и отступил на пару шагов.

Кэрол остановилась и начала успокаивающе разговаривать с раздраженной змеей, которую держала в руках. К моему удивлению, через несколько секунд яростное тарахтение прекратилось, и я увидел, как тело змеи начало; расслабляться. Глядя на чудо, происходящее передо мной, я вдруг осознал, что с момента, когда Кэрол подняла змею, я был убежден, что ей ничего не угрожает, даже когда опасное: пресмыкающееся было больше всего рассержено. Я боялся только за себя. Я ощущал стыд и смущение.

— Я не виню тебя за то, что тебе было страшно, — сказала Кэрол. — Очевидно, в твоих прошлых жизнях змеи тебе ; причиняли страдания, муки, а может быть, даже были причиной твоей смерти. Страх, который ты тогда ощутил, был настолько велик, что остался в тебе до сих пор.

— Не могу в это поверить, — ответил я. — Сколько себя помню, я всегда боялся змей. Очевидно, эта гадина почувствовала мой страх и ответила на него.

— Правильно, Джон, — согласилась она, — ни одно животное не станет нападать на человека, исполненного Макро-любви.

— Да, — признал я, — Макро-человек не боится, но я, видимо, еще не очень Макро в этой сфере. Что я могу сделать для того, чтобы избавиться от страха?

— Так как у тебя уже был Макро-контакт, тебе достаточно просто вспомнить его, и твой разум очистится от страха. Ты же не можешь бояться самого себя! — ответила Кэрол.

Я воспринял этот совет скептически, и только с телепатической помощью Кэрол мне удалось воскресить в памяти Макро-контакт. Затем мы поддерживали сильную телепатическую связь, чтобы я мог сохранять Макро-контакт в памяти, и только минут через сорок пять я смог Наконец-то подойти к змее, дотронуться до нее и даже подержать ее в руках. Разумеется, причиной таких сложностей были мои собственные сомнения.

Мы положили змею обратно на залитое солнцем место и продолжили свой путь. Я спросил у Кэрол, излечился ли я, по ее мнению, от страха перед змеями. Она засмеялась и сказала, что не все так просто, но после столь удачной борьбы с фобией мой страх значительно уменьшился. Если я буду регулярно с ним бороться, как мы только что делали, он постепенно уйдет. Я признался, что никогда не представлял себе, что когда-нибудь смогу держать в руках живую ядовитую змею, не чувствуя страха. Затем я спросил Кэрол о других диких животных.

Она сказала мне, что многие животные практически вымерли во время загрязнения планеты и кризиса перенаселения. Однако раннее Макро-общество сделало все возможное для того, чтобы спасти как можно больше видов. Сейчас земная фауна в значительной мере восстановлена, потому что человек перестал уничтожать животных и разрушать их цепи питания. Я был рад услышать, что выжили даже такие крупные кошачьи, как леопард, тигр и лев.

— Но что вы будете делать, если они слишком размножатся? — спросил я.

— Не волнуйся, — сказала она, — мы контролируем экологический баланс нашей планеты. Мы не убиваем животных, но поддерживаем естественное равновесие таким образом, что ни один вид не сможет долго размножаться в слишком больших количествах.

— Кстати, о перенаселении, — сказал я. — Знаешь, меня очень удивляет то, что во время наших прогулок от центра к зонам отдыха я не видел других людей, кроме нас. Почему?

— Нам не нужно собираться толпой, — ответила Кэрол, — потому что мы не боимся быть одни. С телепатией мы никогда не бываем одиноки, и у нас нет необходимости нарушать ментальное и физическое уединение другого человека без его согласия. Кроме того, ты еще не видел большей части нашей Дельты — только территорию нашего Гамма-корпуса.

— Это правда, — согласился я, — хотя в свой первый. визит я прошелся по вашим садам и лесам, Лия была единственным человеком, которого я там встретил.

— Не забывай, — напомнила мне Кэрол, — что каждая Дельта имеет по 260 квадратных километров жилой площа ди, большая часть которой занята лесопарками. Десять ты сяч людей могут жить в одной Дельте, не стесняя друг друга, конечно, если они ведут Макро-образ жизни.

— Когда-нибудь, — сказал я, — я должен буду обойти все озеро и осмотреть другие Гамма-корпуса.

— Почему бы не сейчас? — предложила Кэрол.

— Но, — усомнился я, — если я правильно помню, длина озера восемь километров при трехкилометровой ширине, поэтому нас ожидает достаточно длинная прогулка — километров двадцать пять от того места, где мы сейчас находимся. А я хотел сегодня увидеть Нила и Джин.

— Мы успеем сделать и то, и другое, — ответила Кэ рол. — Мы просто пробежим большую часть пути, используя энергию Макро-контакта.

— Ты хочешь сказать, — спросил я, — что каждый раз, когда мы будем уставать, мы будем вспоминать последний Макро-контакт и пополнять запасы своей энергии, одновременно избавляясь от усталости?

— Что-то в этом роде, — кивнула она. — Мы будем поддерживать в памяти наш последний Макро-контакт, чтб позволит нам, отчасти задействуя ПК, бежать быстро и легко. Представь себе, что твое тело весит всего несколько килограммов, а земное притяжение стало раз в десять слабее.

Вначале мне трудно было поверить в то, что это возможно. Я начал бежать, прилагая много усилий, что выглядело очень смешно, но через какое-то время с помощью телепатического контакта я увидел, как Кэрол использует свой разум. Затем благодаря той же телепатической связи, которая по могла мне преодолеть страх перед змеей, я научился бегать так, как бежала Лия в мое первое прибытие в 2150 год.

Для человека, которому всегда нравилось бегать, это ощущение полета, когда мы неслись по воздуху колоссальными шагами, время от времени подпрыгивая от восторга на пятнадцать метров ввысь, было наивысшим физическим самовыражением. Наша скорость менялась, когда мы пробегали мимо интересующих нас мест — таких, как другие Гамма-корпуса. Тогда мы замедляли шаг, чтобы осмотреться. И я увидел столько людей, сколько еще никогда не видел в нашей Дельте.

Мы обогнули Гамма-корпуса. Вначале бежали по берегу озера, любуясь чудесными косами песчаных пляжей, где купались и резвились на солнышке красивые обнаженные Макро-люди. Они телепатически приветствовали меня в мире 2150 года. Мы пробегали мимо садов и цветников; мимо парков, разбитых позади каждого Гамма-корпуса; мимо огромных огородов, принадлежавших Гаммам.

И все равно людей везде было относительно немного. Даже вокруг огромных Гамма-корпусов, в каждом из которых, как я знал, жило по тысяче человек, я видел в лучшем случае небольшие кучки людей. Только в громадных зонах отдыха (одна на две Гаммы, если я правильно понял) народу было побольше. Но даже здесь не было больших толп: в каждой зоне отдыха человек по сто. Я был рад, что на планете, которая чуть не умерла от перенаселения, Макрочеловек восстановил такой замечательный баланс. Но при этом полностью отказался от микро-человеческого идеала — «отдельный дом для каждой семьи».

Когда мы достигли административного корпуса, расположенного за озером, я отметил, что, пробежав не менее десяти километров, совсем не чувствую усталости и пребываю в самом бодром расположении духа.

Это здание окружали стройные ряды деревьев, которыми я невольно залюбовался. Затем я увидел, как из центрального входа выходит самый низкорослый человек из всех, кого я до сих пор встречал в 2150 году. Он был чуть выше метра восьмидесяти, а когда мы подошли поближе, я заметил признаки старения. Рана выглядела на 45 лет, а этому человеку можно было дать и все 55. Когда мы остановились перед ним, Кэрол взяла его за левую руку и нежно поприветствовала.

Затем он обратился ко мне:

— Добро пожаловать в Дельту 927. Я Хьюго, ваш Дельтар.

Он сразу же мне понравился, и меня не удивило то, что Дельта выбрала его своим лидером, ибо он источал потрясающее тепло и спокойную силу.

— Спасибо, — сказал я, — не могу выразить словами, насколько я счастлив быть здесь.

Кэрол рассказала Хьюго о нашей прогулке вокруг озера Дельты, а затем он ответил на мой невысказанный вопрос о его возрасте.

— У меня 197 лет, — объяснил он. — Родился в Бразилии в 1953 году. Да, я мог бы выглядеть моложе, но я вырос в то время, когда люди еще старели, и, поскольку я собираюсь скоро эвопюйти, я позволил себе постареть.

— Вы хотите сказать, что планируете умереть? — удивленно спросил я. СИ, помнится, говорила мне, что когда члены Макро-обшества решают, что они уже научились всему, чему могли, в данной инкарнации, они разрывают связь между своим астральным и физическим телами, в результате чего последнее умирает, а душа может свободно продолжать свое развитие по м-М-континууму. Они называют этот процесс эволюходом.

Самоубийство — это бегство от прошлого; эволюход (новый термин, образованный от слов «эволюция» и «уход» (*В англ. оригинале — evolution, от evolve и graduation.)) — это скачок в будущее.

— Да, я хочу присоединиться к своим близнецовым душам в другом измерении, — ответил Хьюго. — Кроме того, я сделал все, что мог, в этой жизни, так что пора двигаться дальше.

Он засмеялся, заметив мои сомнения, и продолжил:

— Не стоит волноваться, Джон. Я не собираюсь эволюйти прямо сейчас. На самом деле моего преемника выберут лишь через несколько месяцев, а я, разумеется, не могу оставить вас, пока новый Дельтар не приступит к выполнению своих обязанностей.

Я сказал, что надеюсь еще встретиться с ним в этой его жизни. Затем мы с Кэрол вновь тронулись в путь.

Я заметил, что на другой стороне озера прибавилось купающихся и загорающих людей. Кэрол объяснила, что послеобеденное время — лучшее для отдыха на открытом воздухе. Она спросила, не хочу ли я ускорить бег, чтобы Нил и Джин не заскучали без нас.

— Насколько быстрее мы можем бежать? — спросил я.

— Намного быстрее, — ответила Кэрол, — просто думай об этом легко и сильно.

Мы свернули с берега озера и вбежали в менее людный парк, расположенный позади Гамма-корпусов. Вскоре наш бег больше походил на полет низко над землей. Я не знаю, какова была наша скорость, но через очень короткое время мы обогнули озеро и подлетели к зоне отдыха третьей триады. С того момента как мы начали прогулку, прошло не больше часа и, хотя уже заметно уставший, я все-таки не чувствовал себя изнуренным. Подождав несколько минут, пока Нил и Джин закончат играть в футбол, мы вновь решили сыграть в теннис. На этот раз договорились, что в первом сете не будем использовать ПК.

Без помощи ПК мы с Джин выиграли сет, совсем чуть-чуть опередив в счете проигравшую пару. В следующих двух сетах, уже с использованием ПК, мы проиграли, но не с таким сильным отрывом в счете, как вчера. Я развивался быстрее, чем сам ожидал!

Закончив с теннисом, мы вновь пошли плавать, после чего началась интересная и очень сложная игра, похожая на трехмерные шахматы. Играли в нее командами. Учитывая мою неопытность, в этой игре мы с Кэрол играли против обоих детей, и я вновь поразился сообразительности этих семилеток. Они разгромили нас три раза подряд, но к последней партии я начал вникать в премудрости этой игры, и мы с Кэрол даже чуть было не победили.

Затем пришло время возвращаться в наши Гаммы и Альфы для Макро-танцев. Мы снова побежали, но на этот раз рядом со мной бежала Джин, а чуть впереди Кэрол — Нил. Я никогда еще не видел, чтобы дети так быстро бегали. Я уверен, что эти семилетки могли бы с легкостью побить любой мировой рекорд в XX веке. Перед входом в наш Гамма-корпус мы помахали друг другу на прощание и разошлись по своим Альфам, сопровождаемые телепатическими напоминаниями о том, чем мы собираемся заниматься вместе завтра.

Вернувшись в нашу Альфу, я во второй раз исполнял восхитительное динамичное сочетание балета, народного танца и гимнастики, называвшееся Макро-танцем. Захватывающее музыкальное сопровождение предоставляла нам Служба Информации через колонки, расположенные таким образом, что музыка, казалось, лилась отовсюду. Благодаря своим постоянно развивающимся телепатическим способностям я уже поспевал за мгновенными переменами в действиях других танцоров. Я уже не удивлялся тому, что на моих плечах вдруг оказывалась Джойс или Алан подкидывал меня в воздух. Мы то образовывали живую пирамиду, то внезапно всё бросались врассыпную. Обладая телепатической связью с другими, я знал, какое движение будет следующим, и был более или менее готов пробовать то, что мне в первый раз казалось совершенно невыполнимыми акробатическими трюками.

Если первый опыт Макро-танца привел меня в замешательство и я не верил своим собственным глазам, то теперь я уже не считал Макро-способности чудом, несмотря на всю их удивительность и необычность. Однако постоянное обращение к ПК дало себя знать, и через пятнадцать минут я уже очень устал и был благодарен всей Альфе за то, что из уважения ко мне они закончили Макро-тане раньше обычного.

Вскоре я спокойно качался на поверхности воды в бассейне, с удовольствием глядя на энергичную возню в воде остальных 99 членов нашей Беты. Я не сомневался в том, что перед моим взором предстали самые великие атлеты, каких порождал род человеческий. Я был уверен, что мои товарищи достигли вершин физической ловкости, грации и сверхчеловеческой выносливости. Несколько пар беззаботно занимались любовью, покачиваясь на волнах, повторяющих движения их соединенных тел. Кэрол нырнула под воду, и вскоре я почувствовал, как ее влажная грудь скользнула по моему животу. Затем она обняла меня ногами, и мы слились в радостном экстазе. Оценив раскрепощенную радость свободного и открытого выражения любви, я взял себе на заметку, что надо бы извиниться перед Карлом и Синди.

Перед тем как мы вышли из бассейна, наш Бетар Лео организовал что-то вроде балета в воде — бесподобную игру, за которой было ужасно интересно наблюдать.

Я поклялся себе, что завтра обязательно в ней поучаствую.

После ужина я слушал удивительное пение моей Альфы и обнаружил, что у Нэнси и Стива — голоса, которым позавидовали бы великие оперные певцы XX века. Чтобы услышать музыкальное сопровождение, надо было просто попросить СИ поставить нужную запись: А уж в СИ хранились записи всех мыслимых музыкальных произведений! Кэрол объяснила, что они поют после ужина практически каждый день и только из-за моего прибытия и наших долгих бесед я до сих пор этого не слышал.

Я мог бы слушать их пение всю ночь и даже почувствовал, что с помощью телепатии могу иногда подпевать. Однако наступил момент, когда Алан сказал, что пора встречаться с наставниками, и я отправился на встречу с Раной. Я был очень рад, что сегодня вечером мы встречаемся именно с ней, потому что надеялся, что ее Макро-сила поможет мне установить третий Макро-контакт.

Рана мгновенно уловила мое намерение или, возможно, предвидела его, потому что сразу же спросила, каким образом, по моему мнению, она может содействовать моему Макро-контакту.

— Ну, я... я не знаю, — ответил я, удивленный ее вопросом, — в конце концов, ты на десятом уровне; если кто-то знает, как мне можно помочь, то это ты.

— Да, — ответила Рана, — но в нашу прошлую встречу я сказала тебе, что все определяют желание и вера. Никто не поможет тебе их найти.

— Понятно, — признал я, — но я думал, что, если бы я смог установить сильную телепатическую связь с тобой, мне было бы легче добиться еще одного Макро-контакта.

Рана покачала головой.

— У нас это не получится, потому что наши душевные ноты слишком разные. А вот у вас с Лией может получиться, если ты сумеешь полностью победить свое сопротивление. Но, опять-таки, для этого тебе потребуются желание и вера. Даже при телепатической связи с Лией у тебя может не получиться Макро-контакт, если твои желание и вера недостаточно сильны. Более того, в этом случае ты можешь также помешать установить Макро-контакт своей близнецовой душе. Разумеется, поскольку Лия использует свои Макро-способности, чтобы поддерживать твое перемещение в пространстве-времени, она вообще все это время не могла установить Макро-контакт.

Читая мои мысли, Рана сказала:

— Нет, Джон, более легкого пути не существует. По крайней мере, я о таком не знаю. А ведь я потратила много жизней в поисках легких путей, вместо того чтобы принять на себя ответственность за свой личный духовный рост...

Я не помню, как прошла остальная часть встречи с Раной. Я был не на шутку разочарован и встревожен.

Позже вечером, перед самым сном, мне пришла в голову мысль о том, что с тех пор, как Рана сказала, что не сможет мне помочь так, как я хотел, я блуждаю в тумане уныния. Прочитав эту мысль, Кэрол сказала что-то о том, что уныние — результат подавления своих чувств:

Я невнимательно ее слушал, потому что мой ум вновь занялся решением, как мне казалось, неразрешимой задачи — достижения третьего уровня всего за три месяца.

Мне вновь не удался Макро-контакт, и это настолько огорчило меня, что вслед за этим не получилось и Макропогружение.

Я долго лежал без сна, думая о своих неудачах и о задаче, стоявшей передо мной.

Глава 13
Провалы

Я уже почти два месяца ничего не записывал в дневнике. За это время в моей жизни произошло столько неудач и провалов, сколько не было за все предыдущие годы, вместе взятые. Я хотел бы сказать, что у меня не было времени все это записывать, но это правда лишь отчасти. На самом деле мне хотелось писать только о своих успехах, а не о провалах. Но, к сожалению, совесть не позволяет мне писать об одном, не упоминая о другом. В конце концов, все та же совесть и заставила меня продолжить свой дневник. Хотя у меня остался всего месяц, чтобы продемонстрировать третий уровень развития осознания, мне не помешает оглянуться назад и проанализировать все, что произошло за последние два месяца.

Мои проблемы вызваны тем, что я, как и все другие, отказывался принять макрокосмическую истину о том, что любой провал ведет к успеху, а любой успех — к следующему провалу, то есть к следующему жизненному уроку. Начну с успеха, который превратился в провал.

Это касается моих отношений с Недой и моего желания изменить ее жизнь — превратить ее из никем не любимой уродины хотя бы в просто симпатичную девушку.

Я упросил Карла привлечь в консультанты одну из его подружек и купить Неде новую одежду, а сам загрузил ее работой по перепечатыванию наших научных материалов. Одновременно я работал над ее внешностью, задействовав свои Макро-способности телепатии и ПК.

Я продолжал засыпать девушку положительными, любящими мыслями, которые помогали ей чувствовать себя счастливой и с оптимизмом смотреть в будущее. Фактически в первый меся знакомства с Недой я целыми днями ментально фокусировался на ней, не только посылая ей положительные жизнеутверждающие мысли, но и подсказывая, что ей нужно есть и какие упражнения выполнять. Я был решительно настроен изменить ее внешний облик как можно скорее, но знал, что психокинеза — силы, с помощью которой осуществляется любое исцеление, — будет в данном случае недостаточно.

Однако я был приятно удивлен тем, насколько могущественны силы ПК, если направлять их на нужные железы и нервные центры тела. В 2150 году я регулярно уделял время изучению принципов чудодейственного эментального исцеления и развития, открытых Макро-учеными.

Я узнал, что разум и чувства управляют физическим развитием тела и ответственны за все изменения, которые в нем происходят. СИ объяснила, что это автоматический рефлекторный процесс, который называется «клеточной реакцией»; каждая клетка нашего существа старательно играет ту роль, которую отводят ей наш разум и эмоции.

Воспользовавшись новой информацией, полученной от СИ, я сосредоточил быстро растущие силы своего ПК, а также разума и эмоций, на изменении физического облика Неды и одновременно — на стимуляции положительной клеточной реакции, что создавало другую красоту, внутреннюю.

Вначале я очень медленно продвигался вперед, из-за чего начал падать духом и сомневаться в том, хватит ли трех месяцев, чтобы произвести глубокие изменения во внешности Неды. Но к концу четвертой недели я развил в себе Макроспособность ясновидения и начал видеть не только ее ауру, но и все семь центров внутренней секреции и даже нервные сплетения ее тела. Теперь я отчетливо видел, куда я должен направить силу своего ПК. Сразу же видны были мне и результаты этих усилий. После этого прогресс стал настолько очевидным, что Карл в неудомении качал головой и что-то про себя бормотал. К концу пятой недели физическое преображение Неды было закончено.

Она стала выше ростом на два дюйма и поправилась на 45 фунтов (* Соответственно ок. 5 см и 20 кг). Я, как скульптор, изваял ее новое чувственное, «точеное» женское тело, взяв за образе лучшее в телах Лии, Кэрол и Дианы из моей Альфы. Мой успех был выше понимания Карла. Через несколько дней после того, как я закончил работу над изменением внешности Неды, он в очередной раз долго просидел у нее в гостях, а по возвращении сказал, что нам нужно поговорить.

— Я больше не сомневаюсь в твоих невероятных Макроспособностях и в существовании Макро-общества 2150 года, но ты соображаешь, что ты сделал с Недой?

— Что ты имеешь в виду? — спросил я, — Ты же знаешь, что я с ней сделал. Я превратил ее физическую и психологическую ущербность в торжество красоты и душевного спокойствия.

— Что касается ее физического облика, — ответил Карл, — то здесь возражений нет. Боже мой, я никогда не смогу понять, как тебе удалось до такой степени изменить ее лицо, нос и все остальное, что они стали такими привлекательными и утонченными. На нее просто любо-дорого смотреть. Я не могу от нее глаз оторвать!

Уловив его мысль, я вставил:

— Но тебе не совсем нравится ее психологическая трансформация.

Карл долго буравил меня испытующим взглядом, а затем сказал:

— Я не понимаю тебя, Джон. Неужели ты не видишь, что она не только физически, но и ментально — твое творение? Она думает только о том, о чем ты хочешь, чтоб она думала, а ты позволяешь ей не очень-то широкий диапазон мыслей. Например, отказываешь ей в праве сомневаться в будущем или даже беспокоиться о нем.

— Подожди, Карл, — перебил я, — что плохого в том, что я помогаю ей быть уверенной в своем будущем?

— Черт тебя побери, Джон! — взорвался он. — Она же не кукла, хотя ты, как я вижу, считаешь себя кукловодом. Она имеет право сама развить в себе свою силу, совершая свои собственные ошибки.

Ты похож на родителя-собственника, который не позволяет ребенку поступать неправильно, дабы не чувствовать себя неуютно. И что в результате? Ты знаешь так же хорошо, как и я, что происходит, когда ребенку не позволяют самому справляться, с проблемами этого микро-мира. Он становится полностью зависим от родителей и у него вырабатывается заниженная самооценка. Господи, Джон! После стольких месяцев, потраченных на исследования, мы знаем это, как никто другой! Ты спас ее, освободил от одних отвратительных, мерзких родительских оков, но тут же заковал в другие, только теперь ты сам играешь роль родителя!

Вначале меня обидело и разозлило то, что Карл не оценил моей огромной бескорыстной помощи Неде. Я послал ей телепатическую команду прийти в нашу квартиру и помочь опровергнуть Карловы обвинения. К этому времени я уже пребывал в такой неразрывной связи с умом Неды, что не сомневался: она скоро будет у нас. Моим единственным разочарованием было то, что я совсем не смог развить в Неде Макро-способностей. Хотя она получала мои телепатические послания, но не понимала, что они приходят от меня, и поэтому настоящая телепатическая связь между нами была невозможна.

В ожидании Неды я пытался как можно объективнее проанализировать обвинение, выдвинутое Карлом. Я подумал, что, возможно, я слишком далеко зашел в своем желании уберечь Неду от несчастий, но я точно не обращался с ней как с куклой. Карл слишком драматизировал и сгущал краски. Особенно после всего того, что я для Неды сделал. Я решил напомнить Карлу о других моих самоотверженных Макро-деяниях.

— Карл, — сказал я, — на прошлой неделе я пошел в; нашу университетскую больницу и удачно применил целительные силы своего ПК на двух безнадежных раковых: больных. Не зная о моих усилиях, они легли на операцию, просто потому что предпочитали быстро умереть под ножом хирурга, а не медленно угасать от рака. И — догадайся, что произошло! Хирурги не нашли опухолей! Правда, некоторые медики-скептики предполагают, что были неверно поставлены диагнозы, потому что нельзя полностью излечиться от этого вида рака так быстро.

Карл медленно покачал головой и устало улыбнулся:

— Ты пытаешься убедить меня в том, что делаешь людям только добро. Ты считаешь, что нет ни одной болезни, которую нельзя излечить твоими Макро-способностями.

— Ты прав, Карл, — сказал я, — я прошелся по палатам этой больницы и вылечил десятки самых сложных пациентов. Не далее как вчера вечером я всего за несколько минут исцелил человека с тяжелыми огнестрельными ранениями: задеты были легкое и почка. Когда я его увидел, он умирал, ожидая операции. Я почти полностью излечивал диабет, туберкулез, артрит, пневмонию, эпилепсию, порок сердца, рассеянный склероз, сифилис, церебральный паралич, почечную недостаточность, уже не говоря о переломах...

— Ладно, ладно, — перебил меня Карл, — я верю тебе, но Неда уже стоит у нашей двери, и я думаю, надо ее впустить.

Карл открыл дверь и пригласил Неду войти. Затем он спросил, не пришла ли она за очередной порцией материалов для перепечатывания.

— Да нет, — ответила она, — у меня еще много. Ты же забегаешь ко мне с материалами почти каждый час, так что мне хватит работы до конца недели.

— Да, — засмеялся я, — кажется, у старины Карла в последнее время появилась страсть... — я сделал паузу, а затем ехидно закончил: — ...к печатному слову.

Карл смутился:

— Ты же знаешь, что у нас накопилась целая кипа неперепечатанных материалов и услуги собственной машинистки пришлись как раз кстати.

Я снова рассмеялся:

— Я заметил, как тебя переполняет удовольствие по этому поводу; должен признаться, я редко видел тебя таким счастливым, как в последние несколько дней. "

— Да, но я... это самое... — начал было Карл, затем посмотрел на Неду и окончательно увял.

— Ты хотел спросить у Неды, — подсказал я, — зачем она пришла сюда.

— Ах да, — с благодарностью кивнул Карл, — верно, Неда. Мы можем тебе чем-нибудь помочь?

— Нет, спасибо, — ответила Неда, сверкнув ровным рядом чудесных белых зубов, которые я для нее сделал. — Мне просто вдруг показалось, что Джон хочет со мной поговорить.

— Ах, тебе показалось, — сказал Карл, глядя на меня с подозрением. — Во время работы тебя вдруг начало переполнять ощущение, что Джону захотелось с тобой поговорить.

— Так и было, Карл, — ответила Неда, снова озарив нас своей ослепительной улыбкой. — Я не могла сосредоточиться на работе. Я чувствовала, что мне надо прийти к вам и узнать, что нужно Джону.

— Вот так, Свенгали (*Свенгали — злодей-гипнотизер из романа Джорджа Дюморье «Трилби» (1894); здесь: человек, контролирующий психику другого человека.), — сказал Карл, метнув на меня свирепый взгляд, — спасибо за подтверждение моим словам. Теперь ты по крайней мере помнишь свою прошлую жизнь в роли рабовладельца. Вот откуда у тебя такой опыт!

— Но, Карл, — возразил я, — это несправедливо. Я просто хотел, чтобы Неда сама нам рассказала,, нравится ли ей ее новая жизнь.

— Ах, Джон! — воскликнула Неда. — Ты знаешь, я и не подозревала, что могу быть так счастлива. На самом деле я до сих пор не могу во все это поверить — новая внешность, новая жизнь с тобой и Карлом... Мне приходится все время напоминать себе, что это не сон, который закончится, и я не проснусь снова уродливым созданием в том же кошмаре, в котором я жила до встречи с тобой.

— Хорошо, — ответил Карл, — если ты так счастлива, Неда, то почему с тех пор, как приехала сюда, ты ни разу не выходила из дому? Почему ты перестала ходить в университет? Ты как будто уволилась из рода человеческого.

— Но мне просто не хотелось выходить на улицу, — ответила Неда. — Вы с Джоном обеспечили меня всем, что мне: нужно. Что же касается моей учебы, то я решила, что работа: над вашей диссертацией для меня сейчас намного полезнее и важнее.

— В конце концов, Карл, — добавил я, — ты же сам заваливаешь ее работой, так что она занята двадцать четыре часа в сутки.

— Ладно, — кивнул Карл, — приношу мои извинения. Вынужден признаться, что каждый раз, когда я приносил тебе все эти бумаги, Неда, я просто хотел тебя видеть. Я никогда еще не видел такой красивой девушки, какой ты стала сейчас. Я просто не мог оторвать от тебя глаз. Но теперь, когда я в этом признался, ты уже не обязана проводить весь день за работой. Ты можешь пойти погулять, вообще поразмяться...

— Но я достаточно разминаюсь, — ответила Неда, — особенно после того, как Джон купил мне все эти тренажеры. Я на них с удовольствием каждый день тренируюсь.

— Да, я знаю, — сказал Карл. — Но, Неда, разве тебе не хочется увидеть еще кого-нибудь, кроме меня и Джона?

— А надо, чтобы я виделась с другими людьми? — спросила она. — Хорошо, если вы с Джоном хотите, чтобы я выходила в город и встречалась еще с кем-то, я с удовольствием буду это делать.

— Боже мой, — простонал Карл, — ты слышишь, Джон? Она хочет делать только то, что мы ей велим делать, то есть только то, что ты ей велишь делать телепатически или на словах.

Холодок пробежал у меня по позвоночнику.

— Неда, — сказал я, — возможно, мне придется уехать и я больше не смогу вернуться. Что ты тогда будешь делать?

Мы с Карлом увидели, как ее прелестное личико медленно исказилось гримасой страха. Она затрясла головой и жалобно застонала, не веря своим ушам. Карл метнул осуждающий взгляд в мою сторону, обнял Неду и начал шептать ей на ухо слова утешения. Огромные слезы потекли по ее потемневшим щекам, и она вновь и вновь качала головой, отказываясь поверить в возможность того, что однажды я могу уйти из ее жизни.

Я пытался послать Неде положительные радостные мысли, но мой ум как будто онемел, и я понял, что бесполезно пытаться установить с нею телепатический контакт: я сам был слишком расстроен для того, чтобы управлять своим разумом. Я продолжал повторять про себя: «Что я наделал! Что я наделал!»

Через некоторое время нам с Карлом удалось успокоить Неду, и он отвел ее вниз, в ее квартиру. К тому времени как Карл вернулся, почти час спустя, я тщательно все обдумал и пришел к очень неприятному выводу. Первым делом Карл сказал, что он опять хочет говорить со мной.

— Я тоже хочу поговорить с тобой, Карл, — ответил я. — Теперь я понимаю, что ты был прав, когда называл меня кукловодом и рабовладельцем. Я отвергал мысль о том, что мне не удастся сделать Неду счастливой, поэтому я начал полностью контролировать ее разум. До этого вечера я не осознавал, насколько она стала от меня зависима. Нет, не она стала от меня зависима, а я сделал ее зависимой от себя!

Карл медленно покачал головой.

— Тебе понравилось играть в Бога, — сказал он. — Вспомни старую истину: власть развращает] Судя по твоим рассказам о 2150 годе, власть не развращает Макро-человека, но она, черт возьми, явно развращает микро-людей, таких, как мы с тобой, Джон.

— Да, — кивнул я, — и хотя мне удалось развить в себе Макро-способности, я не научился бескорыстно их использовать. Рана предупреждала меня, что если я начну использовать свои новые силы в корыстных целях, то стану очень несчастлив. Я был уверен, что мне нечего бояться, потому что, как мне казалось, я использую их бескорыстно. Теперь я понимаю, что она имела в виду.

— Ты понимаешь, — спросил Карл, — что ты хвастался, рассказывая мне, скольких людей ты вылечил в больнице? Ты? понимаешь, что ты служишь не людям, а своей гордости?

Я кивнул головой, с неохотой соглашаясь, и сказал:

— Другая старая истина гласит, что возгордившийся будет усмирен.

— Ладно уж, — сказал Карл. — Я уверен, что, если бы у меня вдруг развились Макро-способности, я бы тоже начал ими злоупотреблять. К этому времени я бы, наверное, уничтожил половину населения Земли, особенно этих гадов, которые знают, что загрязняют нашу планету, но все-таки продолжают это делать, лишь бы набить свои микро-карманы деньгами. Я бы, наверное, не стал лечить людей ради гордости; скорее, убивал бы из ненависти. Ну да Бог с ним; наша задача сейчас — возместить тот ущерб, который ты нанес Неде.

— Мне ужасно жаль, — извинился я. — Не хотел причинять ей вреда. — Затем, немного помедлив, я добавил: — Возможно, я опасен, Карл.

— Я не переживаю по этому поводу, Джон. Давай просто приведем Неду обратно в нормальное состояние, прежде чем ты приступишь к выполнению других своих проектов.

На следующий день я начал обучать Неду Макро-философии. Я был доволен тем, как быстро она уловила суть этого мировоззрения. Я знал, что, если она начнет смотреть на себя и на других с Макро-позиции, ей уже не будет одиноко и страшно; никакой жизненный опыт больше не будет причинять ей боль.

Поработав неделю ее наставником по Личной Эволюции, я дал Неде почитать свой дневник. Я заранее, обговорил это с Карлом, и, хотя он поначалу был против столь быстрого ознакомления Неды с этими новыми для нее идеями, мне удалось его убедить, что лучше не оберегать ее от потрясений. Наши усилия были вознаграждены, ибо Неда с огромным энтузиазмом восприняла Макро-философию и мое решение покинуть мир 1976 года и стать постоянным членом Макро-общества будущего.

Хотя изучение Макро-философии и мое наставничество по Личной Эволюции очень помогли Неде, она бы все равно еще долго переживала последствия разрыва наших нездоровых отношений зависимости, если бы Карл не влюбился в нее окончательно и бесповоротно. Почти все свое время, свободное от преподавания, он проводил с Недой. Карл вытащил ее Наконец из квартиры и пригласил на первое в ее жизни свидание. Тем не менее ему не удалось вернуть ее в университет — просто потому, что девушки, значившейся в списках студентов под именем Неды Криксли, больше не существовало.

Однажды вечером Карл пришел домой после свидания с Недой и сказал, что не знает, как нам узаконить личность Неды.

— В каком смысле? — спросил я.

— Сам подумай, — ответил Карл. — Она не может вернуться в университет, потому что ее преподаватели и сокурсники никогда не поверят, что это и есть та самая Неда Криксли. Мы думали было записать ее под вымышленным именем на следующий семестр в сентябре, но ее в любом случае не примут в университет без школьного аттестата, а мы не знаем, где достать поддельный аттестат.

— Что-нибудь придумаем, — сказал я, — по-моему, это будет не так уж сложно.