С помощью своего миба Кэрол поговорила с Аланом о том, какую зону отдыха нам посетить первой. Это натолкнуло меня на вопрос:

— Зачем ты пользуешься браслетом, если можешь общаться с другими телепатически?

Она засмеялась:

— С моими ограниченными телепатическими способностями я могу посылать и принимать только очень простые сообщения. Если человек, с которым я общаюсь, находится далеко от меня, моих сил недостаточно для того, чтобы поддерживать четкую телепатическую связь.

— Ты хочешь сказать, это все равно как настраивать радио или телевизор на определенную волну или канал? — спросил я.

— Да, это хорошая аналогия. Качество передачи зависит от того, насколько отправитель силен, а получатель чувствителен. — Кэрол помолчала, а затем продолжила: — Вообще-то только люди на девятом и десятом уровнях осознания могут общаться друг с другом полностью телепатически.

— А как насчет других Макро-способностей — таких, как ясновидение, предвидение, ретросознание и психокинез? - спросил я.

— Как правило, — ответила она, — на низких уровнях осознания Макро-способности ограничены. На самом деле даже люди, достигшие третьего и четвертого уровней, лучше

развивают в себе такие Макро-атрибуты, как любовь, лидерство и мудрость, чем семь Макро-способностей.

— Значит, придется подождать, — сделал я вывод, — достижения девятого или десятого уровня осознания для того, чтобы полностью овладеть всеми Макро-способностями?

— Правильно, — ответила она. — Теперь ты понимаешь, почему я не пыталась телепортировать стаканы с водой. Сами стаканы не представляют собой большой сложности для меня, но если их наполнить, мне приходится прикладывать много усилий, чтобы перенести их, не пролив воды. Это заняло бы много времени и сильно бы меня утомило.

— Я и не подозревал, что ты от этого устаешь, — удивился я.

— Ты уже усвоил, что в добровольном принятии действительности, желании и вере заключена истинная сила. Когда мы начинаем использовать Макро-способности, все мы, без исключения, верим, что у нас все получится, если мы будем лучше стараться. И эти безудержные старания отнимают очень много энергии.

— То есть, — сказал я, — все это вопрос практики. Она улыбнулась и сказала:

— Да, практики и эментальной дисциплины. Наша проблема в том, что мы живем слишком счастливой спокойной жизнью и не испытываем желания часто тренировать свои Макро-способности.

— Хм, — заметил я, — возможно, вы, выросшие в Макро-обществе и располагающие целой вечностью для достижения своих целей, можете позволить себе не спешить, но у меня есть только три месяца, за которые я должен либо добиться своего, либо вернуться в двадцатый век и прожить остаток своих дней там.

— Именно так, — ответила Кэрол. — И поэтому люди уровней девять и десять решили перенести тебя сюда. Ты потеряешь намного больше, чем мы, если потерпишь неудачу, а поэтому у тебя мотивация должна быть сильнее, чем у любого члена Макро-общества.

— Ладно, — сказал я, — я готов приступить к практике. С чего я должен начать?

— Замечательно! Этого я и ждала. Ты должен был сам это предложить, мы не можем заставлять тебя практиковаться.

С этими словами она сжала меня в объятиях и осыпала мое лицо поцелуями.

— Ну-ну, — поддразнивал я, — сам старина Б. Ф. Скиннер, отец теории оперантного кондиционирования, похвалил бы техники воздействия, которые ты используешь!

— Не знаю насчет Скиннера, но я рада, что ты чувствуешь себя вознагражденным, — сказала она. — А теперь давай приступим к работе над твоим ПК. Посмотрим, сможешь ли ты телепортировать камешек, который лежит у меня под ногами.

Я посмотрел на камешек, на который она указывала, и решил, что такой маленький передвинуть будет —плевое дело. Я представил себе, как мои пальцы поднимают его, но он не сдвинулся с места.

— Ты слишком стараешься, — подсказала Кэрол. — Расслабь свой ум, а для этого вспомни свой Макро-контакт.

Повспоминав пару минут о Макро-контакте, который едва не закончился неудачей, я перестал напрягаться и почувствовал, как блаженно-безмятежно мое сознание. Я спокойно дотянулся до камешка и с легкостью поднял его до уровня глаз. Затем я даже заставил его поплясать в воздухе перед нами. Меня переполняла неизвестная прежде радость: я так легко научился пользоваться психокинезом!

Я бы перешел и к более тяжелым предметам, если бы не усталость, которая вдруг охватила все тело. И в конце концов я уронил камешек.

Кэрол печально улыбнулась:

— Теперь ты понимаешь, что я имела в виду, когда говорила об усталости. Поскольку ты сравнительно недавно испытал Макро-контакт, ты, наверное, сможешь противостоять усталости, вспомнив о нем. Попробуй это сделать.

Я решил, что слишком устал для того, чтобы продолжать стоять, поэтому лег на мягкую, душистую траву и попытался последовать совету Кэрол. Вначале моя усталость явно мешала мне вспомнить Макро-контакт, но вскоре сосредоточенность на нем взяла верх и я ощутил мощный прилив сил.

Я медленно поднялся на ноги.

— Ладно, — подвел я итог, — вот я и усвоил свой первый урок: не переусердствуй с практикой Макро-способностей.

Кэрол пристально посмотрела на меня, а потом поинтересовалась:

— Как ты себя чувствуешь? Теперь, когда ты восстановил свои силы, хочешь попробовать еще раз?

— Нет, — покачал я головой, — лучше я малость повременю.

В этот момент я осознал: воспоминание о Макро-контакте было таким приятным и успокаивающим, что у меня пропало всякое желание продолжать тренировку Макроспособностей.

— Так и есть, — сказала Кэрол, телепатически прочитав мои мысли. — Воспоминание о Макро-контакте может восстановить твои силы, но оно же так приятно пресыщает тебя, что тебе уже не хочется прилагать какие-то усилия для улучшения Макро-способностей.

— Боже мой! — воскликнул я. — Вот почему вы сказали, что чем больше человек испытывает Макро-контактов, тем слабее его желание роста и перемен!

— Правильно, — ответила она, — но это справедливо только для низких Макро-уровней. Это правило едва ли касается девятого уровня, а на десятом ты будешь уже настолько свободен от микро-желания уклониться от «провалов-успехов», что ничто не будет препятствовать твоему росту и обучению.

Я вновь заставил себя взяться за камешек и начал подбрасывать его перед собой, пока мы шли по дороге.

Кэрол взяла меня за руку и нежно дотронулась до нее губами:

— Видишь, они оказались правы. У тебя действительно больше желания, чем у всех остальных. — Потом она засмеялась и сказала: — Ты так хорошо влияешь на меня, что я хочу помочь тебе в твоей практике. Тогда ты не будешь так быстро уставать.

С этими словами она начала перехватывать у меня камешек, продолжая подбрасывать его.

Следующие несколько минут мы продолжали эту простую расслабленную тренировку ПК, и, хотя я снова почувствовал усталость, она уже не подавляла меня так, как раньше. Поднявшись на невысокий пригорок, мы прекратили свою тренировку и прошли через живую изгородь из широколиственного кустарника. Мы оказались перед зоной отдыха первой триады, которая, как я потом понял, находилась прямо за Гамма-корпусом на расстоянии около четырехсот метров.

Огромная зона отдыха была окружена излучиной реки, на которой были и теснины с небольшими водопадами, и широкие заводи с песчаными пляжами. Тут и там виднелись детские игровые площадки с качелями, лестницами и горками, и мне сразу же захотелось уменьшиться раза в четыре, чтобы вновь ощутить давно забытую радость этих развлечений.

Меня очень удивили слова Кэрол о том, что в каждой Гамме есть подобные игровые площадки и для взрослых, потому что здесь придают особое значение наслаждению, которое взрослые получают от физических игр.

На площадках были также мячи, кубики и множество других развивающих игрушек различных форм и размеров, которых я никогда раньше не видал.

Здесь находилось около ста детей возрастом от шести не- J дель до трех лет, и я был удивлен тем, что взрослые численно превосходили детей почти в два раза.

Чувствуя мое удивление, Кэрол напомнила мне, что все : члены первых четырех триад имели старших «братьев и,

сестер», назначенных им старшими триадами. В третьей и четвертой триаде у Альфа-партнеров были одни и те же «брат и сестра», которые между собой обычно являлись Альфа-партнерами. Но в первой и второй триадах каждому ребенку назначалось пять старших братьев и сестер из восьмой, девятой и десятой триад или из старших неучащихся добровольцев.

Когда мы шли по игровой площадке, я вспомнил, что даже в середине XX века психологи знали, что для максимально здорового ментального и физического развития ребенку нужно хорошее питание. Тем не менее в нашем столетии от плохого питания страдал каждый третий ребенок. Однако, помимо еды, существуют и три психологические потребности: 1) восприятие ребенка с любовью таким, как он есть, 2) речевое стимулирование со стороны взрослых и более развитых старших детей и 3) неограниченные возможности для изучения мира. Последние две потребности обычно объединяли, называя их «богатым разнообразием ментальных и физических стимулов».

Да, подумал я, уже в XX веке были известны основные принципы Макро-развития, но микро-человек не верил или не хотел верить в его возможность. Даже психологи и психиатры не могли воспринимать своих собственных детей такими, как они есть. И все из-за того, что они беспрекословно принимали микро-теорию о том, что мы, взрослые, являемся заложниками своих ранних переживаний.

Я с улыбкой вспомнил наш университетский афоризм о том, что каждый человек, получивший степень доктора наук, должен по-настоящему ненавидеть себя, если был готов так долго хлебать дерьмо. Разумеется, человек у нас мог получить ученую степень, но так и не знать практически ничего о здоровой и уравновешенной жизни. Более того, получив степень доктора, можно было избежать не очень-то приятной психотерапевтической практики, до конца своей жизни читая студентам теорию. Я вспомнил еще одну крылатую фразу: «Кто может, тот делает; кто не может — учит делать».

Двадцать с лишним лет формального микро-образования заставили меня убедиться в ее истинности.

Бродя по игровой площадке, я получил телепатические приветствия от всех старших братьев и сестер. И изумился умственным способностям и физической ловкости учеников первой триады.

— Трудно поверить, — сказал я Кэрол, — что этим детям еще нет трех лет.

— Да, — кивнула Кэрол, — мы доказали, что при хорошем питании и полном удовлетворением трех психологических потребностей, о которых ты только что думал, ментальное и физическое развитие может происходить во много раз быстрее, чем полагал микро-человек. Теперь давай пойдем в зону отдыха второй триады, — предложила она.

Мы вновь пробрались.через густую живую изгородь, которая окружала игровую площадку первой триады, и прошли метров сто по парку, пока не очутились перед еще одной, казалось непроходимой, живой изгородью. Найдя вход, мы вошли в зону отдыха второй триады, которая была как минимум в два раза больше игровой площадки первой триады.

Меня вновь поразило количество различных игровых приспособлений, разбросанных по этой огромной зоне отдыха. Конечно, игрушки там были намного более замысловатыми, чем у первой триады. Особенно мне понравились разные конструкторы, из которых можно было построить все — от миниатюрных Гамма-корпусов до очень сложных кукол. Огромные рукотворные «джунгли» были усеяны детьми. Они ловко, как обезьяны, шастали по всем этим шестам, перекладинам и лестницам, уходящим ввысь метров на пятнадцать.

На столь обширной территории учащимся второй триады и двумстам их старшим братьям и сестрам с лихвой хватало места для игр. Прогуливаясь по этой игровой площадке, я был приятно удивлен тем, что на этот раз меня приветствовали не только старшие, но и младшие ученики.

— Почему так много детей могут общаться телепатически? — спросил я Кэрол, чувствуя себя отсталым по сравнению с этими одаренными детьми.

— За последние десять лет Макро-общество не приняло к себе ни одну душу, которая не продемонстрировала хотя бы второй уровень осознания к концу третьей триады.

(Значит, все девятилетние дети, без исключения, были на более высоком уровне, чем я!)

— А когда ты достигла третьего уровня осознания? — спросил я у Кэрол.

— Только к концу пятой триады, — ответила она. Затем, шаловливо улыбаясь, добавила: — Не волнуйся, я уверена, что при таком Альфа-партнере, как ты, я буду быстрее всему учиться и скоро достигну четвертого уровня.

— А есть люди, которые застревают на втором уровне до конца своей жизни? — спросил я.

— На самом деле, — ответила она, — за последние пятьдесят лет у нас не было ни одного человека, который бы не достиг третьего уровня к концу десятой триады.

— Значит, вы привлекаете к себе наиболее развитые души, — сказал я. Когда она кивнула в ответ, я указал на несколько групп детей, которые соревновались между собой индивидуально и в группах, и сказал:

— Не понимаю... я думал, что Макро-общество выступает против конкуренции и соперничества между людьми.

— Мы выступаем только против такого соперничества, которое наносит ущерб благу других людей.

— Но разве проигрыши в играх не сказываются отрицательно на их самооценке? -— спросил я.

— Вовсе нет, — пожала плечами Кэрол. — На самом Деле для развития Макро-представлений просто необходимо научиться с радостью принимать все успехи и поражения. А вот микро-соперничество, которое разграбило природные Ресурсы и загрязнило планету в XX веке; которое позволило избранному меньшинству купаться в роскоши, а большинству населения Земли страдать от недостатка предметов первой необходимости, — это соперничество разрушительное. Это и есть то самое эгоистичное поведение, которое раз- рушило ваше общество и породило желание создать новое, лучшее Макро-общество.

Послушав разговоры между учениками старших триад! и победителями состязаний, я понял, что и победители, и проигравшие были одинаково поощряемы и любимы, но победители получали более позитивные психологические! стимулы.

— Мы признаем, — продолжала Кэрол, — что жизнь! была бы смертельно скучна, если бы мы отказывались отя успехов, боясь поражений. Это проблема микро-человека,J но не Макро-общества.

Пока я обдумывал ее последние слова, мы подошли к большому бассейну. Я сразу же обратил внимание, что все дети в бассейне прекрасно плавают, и сказал об этом.

— Все ученики первой триады, — объяснила Кэрол, к двум годам уже умеют плавать, а к тому времени, когда переходят во вторую триаду, они чувствуют себя в своей стихии! и в воде, и на суше. Каждый из них плавает хотя бы по разу ежедневно и круглый год, так что у них много практики.

— Всему учатся на практике, — прокомментировал я. Кстати, о практике: над какими еще Макро-способностями я могу начать работать?

—Раз уж ты спросил, — ответила Кэрол, — я думаю, пришло время начинать развивать твое Макро-видение — ясновидение. Посмотри на детей и скажи мне, видишь ли ты цветную ауру, которая окружает каждое из этих маленьких! голеньких тел.

Я поглядел по сторонам, проверяя свое восприятие, и сказал:

— Вроде нет, но, наверное, я просто не знаю, на что смотреть.

— Я думаю, ты не видишь ауру человека без туники,! которая ее отражает и увеличивает, — уточнила Кэрол, — и, вероятно, это потому, что тебе не хватает необходимой веры. Сейчас я тебе кое-что об этом расскажу.

Прежде всего надо сказать, что аура создается электрическими излучениями человеческой души, которые ясновидящий человек видит как цвета. По цветам ауры человека можно определить, какого уровня осознания он достиг и каков его эмоциональный баланс. Например, когда кто-то начинает смотреть на мир с микро-позиции, цвета его ауры смешиваются и мутнеют. Если человек сердится, его аура становится ярко-красной. Если он начинает завидовать или сознательно лжет ради каких-то эгоистичных целей, аура становится зелено-желтого болезненного цвета.

— Если ты видишь ауры, то, может быть, опишешь мою? — предложил я.

— Хорошо, Джон, — ответила Кэрол. — Твоя аура распространяется сантиметров на тридцать вокруг твоего тела. Это расстояние будет увеличиваться по мере того, как ты будешь развивать свое осознание. Сейчас твоя аура чудесного цвета морской волны с фиолетовыми, желтыми и зелеными переливами. Когда я увидела тебя в первый раз, до твоего первого Макро-контакта, цвета твоей ауры не были такими яркими и четкими, было больше серых и оранжево-розовых тонов. Теперь у тебя также начали появляться оттенки белого — основного цвета десятого уровня, который символизирует абсолютное равновесие.

— Интересно смотреть на себя твоими глазами. Спасибо. Так как же мне научиться видеть ауру без помощи отражающей ее туники? — спросил я.

— Вначале попытайся вспомнить свой последний Макроконтакт: это повысит твои вибрации, или уровень осознания, и ты сможешь использовать то, что древние мистики называли «третьим глазом». Он связан с шишковидной железой и позволит тебе увидеть высокочастотные вибрации, когда ты все еще находишься в низкочастотном физическом теле. Затем попробуй смотреть вокруг людей, а не прямо на них:

возможно, тогда ты увидишь цвета, которые излучают их головы и плечи.

Мне очень хотелось задать ей несколько вопросов, но Кэрол предложила мне узнать подробности у СИ, а сейчас посвятить время практике. Я послушался ее и начал вспоминать свой последний Макро-контакт.

Меньше чем через минуту я был готов тренировать ясновидение. Я повернулся к Кэрол и попытался смотреть! «вокруг нее», а не «на нее». Вначале все как-то расплывалось, но, присмотревшись, я увидел чудесные яркие цвета, которые она излучала.

— Ты права, — сказал я, — я вижу отблески вокруг твоей головы и плеч, но они то становятся четче, то снова угасают. \ Ты тоже их так видишь?

— Нет, Джон, — ответила она, довольная моим несомненным успехом, — но, немного попрактиковавшись, ты будешь видеть их четче.

— Понятно, — протянул я. Я выбрал старшего ученика, ! плывущего рядом с одним из малышей, и попытался сфокусироваться на его ауре. Я смог достаточно четко увидеть основные тона его ауры. Затем, посмотрев на малыша, я описал Кэрол его ауру, чтобы проверить, правильно ли я их вижу.

— У тебя очень хорошо получается, — сказала она, — но! сейчас я хочу, чтобы ты попробовал что-то другое. Посмотри перед собой на расстоянии шести метров и скажи мне, что ты видишь.

Я пристально посмотрел в том направлении, которое она мне указала, но, несмотря на какое-то теплое приятное1! ощущение внутри, ничего не увидел.

— Снова вспомни свой Макро-контакт, — посоветовала j она, — но не отводи глаз.

Тридцать секунд я присматривался, и вдруг мне уда- лось навести резкость; я увидел ослепительно-белое марево, окружающее тело сильного красивого человека.

— Я его вижу! — воскликнул я взволнованно. — Это Эли. Почему я его сразу нормально не увидел?

Она засмеялась моему «нормально» и ответила:

— Потому что на этот раз он использует свое астральное тело, посещая тысячу Дельт своего Кейтона. Помнишь, когда ты прибыл сюда в первый раз, ты занимал только свое астральное тело, а затем вошел в физическое тело, которое для тебя специально приготовили?

— Да, — задумался я. — И некоторые из учащихся не видели меня, пока я не занял это физическое тело.

— На самом деле, — сказала Кэрол, — только девятые и десятые уровни всегда ясновидящи, а остальные члены нашей Альфы могут иногда и не заметить астрального путешественника.

— А в чем преимущества передвижения в астральном теле? — спросил я.

— Ну, — ответила Кэрол, — это единственный способ попасть в нефизическое измерение. Но высшие уровни так часто им пользуются, потому что оно требует значительно меньше энергии, чем передвижение физического тела. Астральное путешествие позволяет мгновенно перемещаться в любое место без особого напряжения.

— Позволь, Кэрол, — возразил я. — Я не помню ничего «мгновенного», когда в первый раз попал сюда. Хотя... когда мы с Лией бежали в центр исследований, я не мог за ней поспеть!

Кэрол засмеялась.

— Это потому что ты думал, что находишься в физическом теле, и твоя вера ограничивала тебя. Ты знал, что твое физическое тело не может быстрее бежать, поэтому ты и перемещался так медленно. Все очень просто.

— То есть, — рассуждал я, — если бы я понял, что нахожусь в своем астральном теле, то смог бы передвигаться быстрее?

— Намного быстрее! — ответила она. — Быстрее скорости света. Разумеется, если бы ты верил в то, что это возможно. Понимаешь, у астрального тела нет массы и поэтому оно не ограничено скоростью света. Другими словами, на астральном плане твоему разуму не препятствует неуклюжая плотная физическая материя, поэтому мысль моментально реализуется. Ты просто представляешь себе что-нибудь, и это моментально происходит. Десятые уровни делают то же самое с физическими телами, но это требует намного больше мыслительной энергии.

Я покачал головой и, повернувшись к Кэрол, воскликнул:

— Это удивительно! Мне бы очень хотелось этому научиться!

— Давай вначале освоим телепатию, — сказала Кэрол, глядя туда, где стоял Эли, а потом вновь на меня.

Я тоже посмотрел на то место, где только что был наш Кейтар, но он уже исчез.

— Куда он так быстро ушел? В другую Дельту?

— Тебе нужно еще потренироваться, Джон, — сказала она. — Ты не услышал его приветствия и не понял, что он идет на встречу с Лией.

Меня смутило то, что я не услышал слов Эли. Я думал, что у меня уже все хорошо получается, но этот инциденту поставил меня на место. «Я тоже очень хотел поговорить с ним. Думаю, мне действительно надо еще потренироваться», — пришел я к неприятному, но очевидному выводу.

В этот момент еще одна мысль мне пришла в голову, и я спросил:

— Слушай, ты сказала, что он Кейтар. Интересно, а все ваши лидеры — на десятом уровне осознания?

— Самые главные — да, — ответила Кэрол. — Три наших Мутара, то есть лидеры Мутонов, которые насчитывают по сто миллионов человек, и тридцать Кейтаров, лидеров Кейтонов, в которых по десять миллионов человек, — все на, десятом уровне. Остальные 127 «десятых» — Зитары.

— Это означает, — перебил я, вспомнив свой разговор с) СИ, — что они лидеры ваших Зитонов, состоящих из миллиона членов каждый, правильно?— Она кивнула, и я добавил: — А поскольку Зитаров триста, то остальные Зитары — на девятом уровне.

— Правильно, — подтвердила она, — а так как сейчас у нас 3 306 «девятых», то должности всех трех тысяч Эйтаров, или лидеров-стотысячников, занимают остальные «девятые».

— Из этого логически следует, что либо все Дельтары — на восьмом уровне, либо среди них есть несколько «девятых», которые еще не Эйтары.

— Да, — ответила она, — поскольку восьмого уровня достигло 39 000 человек, то их вполне хватает, чтобы заполнить остальные 30 000 мест Дельтаров и часть мест Гамма-лидеров.

— Но так как существует 300 000 Гаммаров,,— увлекся я арифметикой, — то остальные Гаммары — «седьмые». — Я помолчал, давая мысли, пришедшей мне в голову, развиться и оформиться. — Хорошо, — продолжал я, — тогда скажи мне, пожалуйста, каков самый ранний возраст демонстрации девятого и десятого уровней осознания.

— Мне придется обратиться за помощью к СИ, — ответила Кэрол и забормотала что-то в свой миб. Через несколько минут она сказала: — Самый ранний возраст демонстрации десятого уровня — 39 лет, а средний возраст всех ныне живущих людей на десятом уровне — 107 лет. Что касается «девятых», то самому младшему человеку, достигшему девятого уровня осознания, было 33 года, а их средний возраст — 93 года. Самый ранний возраст достижения восьмого уровня — 27 лет,, а средний возраст «восьмых» — 77 лет.

— Значит, — сказал я, — если я пройду три уровня за три месяца, это будет неплохой результат.

— Неплохой для новичка, Джон, — поддразнила меня она и добавила: — Я рада, что ты настроен оптимистически, потому что если ты не будешь верить в то, что это возможно, У тебя, разумеется, ничего не получится. Пойдем в третью и четвертую триады, чтобы ты познакомился со своими младшими братом и сестрой, — сменила Кэрол тему.

— А я не буду занимать чужое место — в смысле, разве у них еще нет старшего брата? — спросил я.

— Его здесь уже нет, — заверила меня Кэрол. — Это был мой предыдущий Альфа-партнер, но он ушел в другую Дельту, чтобы там заканчивать Альфа-обучение.

Я понял, что ничего не знаю о предыдущем партнере Кэрол прежде всего потому, что не хотел о нем спрашивать — боялся, что я кого-то вытеснил. Затем, когда я узнал Кэрол получше, я чувствовал легкую ревность при мысли о том, что кто-то был ее Альфа-партнером до меня. Теперь я тщательно проанализировал свое состояние и понял, что все еще чувствую остатки вины и ревности. Я спросил у Кэрол, не скучает ли она по нему.

— Не очень, — ответила Кэрол. — Видишь ли, ноты наших душ практически идентичны, поэтому я могу легко связаться с ним телепатически в любое время. Я очень рада, что он так же доволен своей новой Альфа-партнершей, как я тобой.

— Но я думал, что твоя сила телепатии очень ограничена, — сказал я, удивившись тому, что она может легко связаться с другой Альфой.

— Ты увидишь, Джон, что легче всего телепатически общаться с теми душами, чьи ноты близки к твоей. Возьмем, к примеру, Стива. Нота его души очень отличается от моей, поэтому мне бы пришлось приложить очень много усилий, чтобы получить от него сообщение даже через озеро. Но чем J ближе вибрации ваших душ, тем легче общаться с человеком и тем больше расстояние, на которое ты сможешь послать сообщение.

— Это звучит убедительно, — ответил я и добавил: — Скажи, а как получилось, что в вашей Альфе появилось свободное место, как раз когда я прибыл? Кто-то умер?

— Нет, — ответила она, — в седьмой триаде уже три года не было смертей. Но часто бывают добровольцы, желающие несколько месяцев поработать на Микро-острове. Тогда в Альфе освобождается одно или два места.

— Какую работу они там выполняют?

— Мы предлагаем микро-людям услуги наставников по Личной Эволюции, — ответила она. — Некоторые их дети, а иногда и взрослые, нуждаются в такой помощи.

— Если люди, населяющие ваш Микро-остров, похожи на микро-людей двадцатого века, то разве вы не рискуете, находясь там?

— Конечно, рискуем, — признала она. — По крайней мере, те из нас, кто еще не достиг высоких уровней осознания. Понимаешь, для «девятого» или «десятого» не проблема справиться с хулиганом, грабителем или убийцей, потому что их силы предвидения и телепатии предупредят их об опасности, а своим психокинезом они смогут телепортировать человека, который им докучает, на другую часть острова за долю секунды.

— Хороший способ решения проблем, — засмеялся я. — И часто они нападают на своих наставников?

— О да, — ответила Кэрол. — Тот, кто убьет члена Макро-общества, автоматически становится чем-то вроде героя для многих обитателей Микро-острова.

— И как вы с этим боретесь? — спросил я. — Как вы их наказываете? И вообще, почему им хочется вас убить?

— Вначале я отвечу на твой последний вопрос. Они ненавидят нас за то, что мы живем не так, как они. Что касается наказания, то, конечно, мы их не наказываем. Поэтому мы стараемся быть осторожными и посылать на Микро-остров только тех, кто достиг хотя бы второго уровня осознания, и даже тогда они защищены телепатическим общением с «девятым» или «десятым».

— Ты сказала, что последний раз член седьмой триады умер три года назад. Это произошло здесь или на Микроострове? — спросил я.

— На Микро-острове, — ответила она. — Время от времени это случается, но чаще со старшими учащимися, которые отказываются от защиты «десятых» и «девятых».

— Да ты что! — воскликнул я. — Но почему они это Делают?

— По той же причине, по которой великий Макро-философ и наставник Иисус позволил себя распять. Чтобы показать микро-людям, что душа человека больше его тела, — объяснила она.

Я покачал головой:

— Никогда не мог понять, как люди могут идти на смерть ради того, чтобы показать другим, что они ее не боятся.

— Я думаю, тут более глубокая идея, — ответила Кэрол, — но давай лучше поскорей найдем твоих младших брата и сестру.

Пока мы вышли к зоне отдыха третьей и четвертой триад, я думал о том, зачем вообще это нужно было — назначать малышам старших братьев или сестер.

Кэрол уловила мои мысли:

— Сейчас это, наверное, уже не так необходимо, потому что мы и без этого можем позаботиться обо всех. Но на заре Макро-общества было не так много развитых душ, которые могли телепатически почувствовать потребности других людей, поэтому, чтобы ни о ком не забыть, всем учащимся назначали братьев и сестер. Затем, по мере укрепления системы наставничества по Личной Эволюции, старших братьев и сестер стали назначать только первым четырем триадам.

— Кстати, о наставничестве, — сказал я, — как работает эта система? В чем разница между наставниками и учителями?

— Прежде всего, — объяснила Кэрол, — мы, люди 2150 года, не признаем древнюю форму обучения, когда учащиеся пассивно слушают или судорожно записывают то, что учитель пытается им внушить. Поэтому у нас нет учителей.

Мы считаем, что обучение должно быть активным процессом, когда один человек ищет знаний и берет их в ходе взаимного общения с человеком-источником.

— То есть вы тоже считаете, что «знания нельзя дать, их можно только взять», — подытожил я.

— Совершенно верно. Теперь идем дальше. Человек-источник — это специалист в какой-то конкретной области знания, — например, в сельском хозяйстве, экологии или биофизике. А наставник по Личной Эволюции занимается всем знанием и всеми человеческими проблемами.

— Звучит так, как будто люди-источники знают все о чем-то одном, а ЛЭ-наставники — все обо всем. Вы действительно полагаете, что такое возможно? — спросил я.

Кэрол мое скептическое отношение рассмешило.

— Это зависит от того, что для тебя значит «знать все обо всем». Поскольку наши наставники переживали моменты полного Макро-контакта и соответствующего осознания, постольку они знают все обо всем. Но знать ответы на все вопросы и жить по этим ответам — не одно и то же.

Даже Макро-человек не может жить абсолютно сбалансированной Макро-жизнью, — добавила она. — Мы еще не достигли состояния полного Макро-осознания. Когда мы дойдем до этого состояния, то перерастем потребность в каком бы то ни было физическом теле, даже Макро-теле!

— Хорошо, — сказал я, — ты хочешь сказать, что у вас есть наставники, которые знают ответы на все ваши вопросы, но настоящая проблема заключается не в том, чтобы знать все ответы, а в том, чтобы воплощать их в жизнь, жить в соответствии с ними. Эта проблема стара как мир.

Если у вас есть только 127 «десятых» и 3 306 «девятых», — продолжал я, — и если все они служат вашими лидерами, то у вас должна быть сильная нехватка наставников.

— Нет-нет, — успокоила меня Кэрол, — у нас нет никакой нехватки, потому что наставниками могут быть все, кто достиг шестого уровня и выше. А это тридцать миллионов «шестых», три миллиона «седьмых» и тридцать девять тысяч «восьмых»*.

* См. раздел «Из записей Джона».

Я быстро сложил эти цифры в уме.

— Значит, у вас 33 039 000 наставников, и на каждого приходится, грубо говоря, по десять учеников. И если каждый ученик захочет встречаться со своим наставником каждый день, то у «шестых», «седьмых» и «восьмых» не останется; времени ни на что, кроме наставнической работы. И что это; за жизнь? Они не устают от всего этого?

— У вас это было бы действительно утомительно, — ответила она. — К счастью, все не так плохо. Только учащиеся видятся со своим наставником ежедневно, и даже это не; обязательно. Подавляющее же большинство членов Макро-общества встречается со своими ЛЭ-наставниками не чаще раза в неделю.

Когда она произнесла последнюю фразу, мы вошли в зону, отдыха третьей и четвертой триад. Я был просто потрясен; кипевшей в ней активностью. Тут было не менее тридцати: теннисных кортов, три футбольных поля, множество гимнастических снарядов, а еще беговые дорожки и плавательные;, бассейны, и везде проходили игры и состязания. Повернувшись к Кэрол, я заметил:

— Кажется, что тут намного больше триад, чем третья и; четвертая.

— Это потому что пятая и седьмая триады прикреплены к третьей, а шестая — к четвертой, — объяснила она.

— Ах да, система братьев и сестер, — ответил я. — Но почему к третьей прикреплены сразу две триады? Им что, по какой-то причине нужно оказывать больше внимания?

— На самом деле, — ответила Кэрол, — только две первые триады получают максимум внимания. Третья и четвертая триады помогают пятой, шестой и седьмой развивать умение заботиться о тех, кто младше их.

— Насколько я вижу, помощь другому человеку — это самое большое достижение Макро-общества, — рассудил я.

Кэрол кивнула и сказала:

— Вот почему ЛЭ-наставники занимают самое высокое положение в обществе и управляют им.

— В двадцатом веке,— сказал я, — мы, наверное, больше всего ценим людей шоу-бизнеса. У нас звезды кино, телевидения и спорта получают самое большое денежное вознаграждение и самую большую славу.

— Ведь жизнь микро-человека такая несчастная, что он ищет отдушину во всякого рода зрелищах, — объяснила Кэрол. — Естественно, звездам шоу-бизнеса и платят больше всех остальных.

— Ты знаешь, — подумал я, — это доказывает, как мы низко ценим образование. Учитель — это одна из самых низкооплачиваемых профессий.

— Это правда, Джон, — ответила Кэрол. — Микро-человек совсем не ценит образование. Поэтому в ваших школах часто работают некомпетентные преподаватели, которые учат детей запоминать ненужные факты и детали, а не творчески мыслить. Очень много времени тратится на изучение предметов, которые среднестатистический человек редко использует в жизни, — таких, как иностранные языки и высшая математика. Зато крайне мало внимания уделяется изучению человеческого поведения и философии жизни. Я соединяю их вместе, потому что поведение человека есть результат его убеждений или, иными словами, жизненной философии.

Когда Кэрол закончила свою мысль, подбежали мальчик и девочка и крепко обняли ее. Они выглядели сильными и здоровыми и, как все дети Макро-общества, невероятно красивыми физически. Я подумал, что им было лет по десять, но Кэрол телепатически сообщила мне, что им всего семь. Затем она телепатически же поддразнила меня, сказав, что я уже почти начал мыслить категориями 2150 года, а затем представила меня им как своего нового Альфа-партнера, а следовательно, их брата.

Когда наши взгляды встретились, я понял, почему члены Макро-общества приветствовали друг друга молча. Они используют это молчание для того, чтобы сосредоточиться на удивительных нюансах телепатического контакта, который исключает любую возможность страха и недоверия. Я узнал, что мальчика зовут Нил, а девочку — Джин, но. самое важное то, что я почувствовал невыразимую радость от нашей встречи, как будто они были моими закадычными друзьями, с которыми я долгое время был в разлуке. Кэрол объяснила это тем, что я знал их в предыдущих жизнях, где мы действительно были очень близкими людьми.

Джин продемонстрировала свое Макро-осознание, сказав, что теннис был моим любимым спортом до того, как я потерял ногу, и предложила всем нам сыграть «пара на пару»: Кэрол и Нил против меня и Джин.

Это была отличная мысль, только я никогда раньше не играл в теннис с детьми и боялся, что мой стиль игры покажется им слишком грубым. Но, уже приняв ответственность за роль старшего брата, я выразил свой восторг по поводу этой идеи, и, выбрав подходящие ракетки, мы направились к ближайшему свободному корту.

Вначале я старался избегать сильных ударов, но через пять минут самой лучшей в моей жизни игры понял, что играю в теннис намного хуже, чем Кэрол и дети.

Потом я понял: дети не пропускают ударов потому, что используют психокинез. Значит, если я хочу быть хорошим партнером Джин в игре, я должен тоже задействовать свой ПК. Через полчаса я осознал, что ПК детей намного лучше развит, чем мой. Они все еще казались полными сил, как и в начале игры.

Я решил попросить их передохнуть. Когда мы уселись в тени дуба, я пригласил детей еще когда-нибудь поиграть со мной в теннис, потому что мне, похоже, требуется много практики. Они оба согласились.

Нил радостно улыбнулся и сказал:

— Мы почувствовали, что теннис сильно развивает наши Макро-способности, в особенности ПК.

— Вначале мы боялись, что ты еще недостаточно владеешь психокинезом и что мы нечестно играем с тобой, — добавила Джин. — Мы не используем ПК, когда играем в теннис с человеком, который еще не развил в себе эту способность.

Я засмеялся и ответил:

— А я боялся, что слишком хорошо для вас играю, но, используя свой ПК, вы подарили мне самую интересную и полезную игру в моей жизни. Я хочу поблагодарить вас за то, что вы дали мне возможность потренироваться в ПК.

Кэрол вскочила и сказала:

— Я пойду поплаваю, Джон. А ты останься здесь и отдохни, чтобы смог успеть прибежать в нашу Альфу как раз к Макро-танцу.

— Спасибо, — сказал я, — мне действительно надо бы отдохнуть. Этот тане требует не меньше энергии, чем ваш психокинетический теннис!

К тому времени, как дети и Кэрол дошли до ближайшего бассейна, мои глаза закрылись.