Блок с датойБлок с временемБлок с возрастом сайта
Mr.ALB

    Анатолий Беляев (aka Mr.ALB). Персональный сайт

    Да пребудут с вами Силы СВЕТА!

     

    Духовное. Разное

    ЧЕЛОВЕК С МЕШКОМ

    (Из жизни русских в Америке) Сергей Генебарт

    Статья приведена полностью, с сохранением орфографии русского языка оригинала, яти и др. буквы русского языка, заменены доступными...

    По улице одного из американских, прекрасных (в прошлом) городов бредет старик с полиэтиленовым мешком в руке, таким, которые в огромном изобилии дают в наших супермаркетах. В нем у него нет ни денег, ни продуктов питания, ни "шмоток". В мешке у него – обыкновенный уличный мусор: "бумажки, склянки, банки, бутылки, пузырьки, окурки, шкурки, чурки и рваные шнурки"... – как пылесос в популярных в Советском Союзе в 30-е годы ХХ века куплетах "Утильсырье", которые я до сих пор знаю наизусть, короче – любой мусор, которым богаты улицы прекрасных городов нашей прекрасной страны Америки. "Сумасшедший", – думают встречные, подумает, может быть, и читатель этой статьи...

    С 1956-го года, когда я эмигрировал в Америку, я наблюдаю постепенное деградирование мiра в духовном плане. Но сознавать, что весь мiр катится в пропасть, теряя духовныя ценности, в бездну разврата, атеизма, преступности, лжемузыки (чума рок-н-ролла, "heavy metal"), лжекультуры, вроде "попкультуры", лжеискусства, вроде "авангардизма", модернизма, абстрактной живописи, выражения своей "культурности" путем "hippies" и прочее и т.п. – мало. Мы все должны что-то сделать, чтобы остановить победное шествие сатанизма по нашей планете, остановить материализм, победу тела над духом, победу развала семьи – этой первичной ячейки любой нации, остановить победу секса над настоящей любовью, остановить наступление новых Содома и Гоморры на нашей многострадальной планете, короче, остановить торжество греха и начать движение вверх, к свету из тьмы, которая окутывает нашу планету все больше и больше, толкая ее в бездну.

    Что же может сделать "маленький человек", как я? – Некоторые из моих друзей считают, что мы безсильны в этой борьбе, что мiровое зло сильнее добра, что нам впору теперь не барахтаться, а спокойно опускаться на дно. Против этого возстает вся моя натура. На дно идут только слабые, безвольные люди, к каковым я себя не причисляю.

    Одним из проявлений вытеснения подлинной культуры "культурой" хама я считаю замусоривание страны.

    Вспоминаю детство моего сына, который родился в США 42 года тому назад. В то время еще трудно было увидеть в таком количестве на улицах и дорогах США бумажки, коробки, бутылки, всевозможныя обертки, коробки от сигарет, газеты, журналы и прочие отходы безкультурья и хамства.

    Сыну нашему было года четыре, когда я начал делать из него человека: каждый раз, когда он бросал, как неразумное дитя, бумажку от конфеты на мостовую, я ему говорил: "Подними, донеси до мусорного бака и помни, что ты родился в этой стране, которую ты должен любить, а не замусоривать, не превращать ее в свалку мусора!"

    Прошло 37-мь, и вот теперь, вспоминая известную притчу Господа Иисуса Христа о горчичном зерне, которое превращается в большое дерево, я вижу с радостью, что и мое "горчичное зерно" превратилось в дерево, дав всход: свой дом мой сын содержит в чистоте и порядке и никогда не позволяет себе хамского захламления улицы. Выходит, что посеянное мною зерно принесло пользу нам обоим и, по книге Екклесиаста, я могу теперь любоваться результатом моего правильно посеянного зерна и получать от этого огромное моральное удовлетворение. И я уверен, что мой урок Виктор передаст и своим детям.

    ...Мне посчастливилось: вот уже 36 лет я живу с семьей в чудном городке в предместье Нью Йорка, в 18-ти милях от центра Манхеттена, в одном квартале от прекрасного озера, с запрещенным в нем купанием и лодками, но с разрешенной рыбной ловлей.

    "Человека с мешком" я встретил на моей прогулке на озере, которую я совершаю почти каждый день, если погода позволяет. Будучи человеком общительным, я поинтересовался, что он несет в мешке. Хотя на нашем озере и разрешена рыбная ловля, но мешок не выглядел, как улов рыбы, казался легче. Он мне просто ответил, что он "добровольно" собирает мусор на своем пути к озеру и вокруг озера. В его, в общем, неплохом английском слышался родной мне акцент, и я дерзнул спросить его, не русский ли он. Таковым он и оказался, но приехал он в США много позднее меня. Мой новый знакомый, назовем его Юрий, оказался не только моим единомышленником почти во всем, но и почти моим ровесником, будучи, как и я, почтенным старцем пенсионнаго возраста.

    Ему я и представляю дальнейший разсказ, который я записал по памяти.

    "Вы спрашиваете, как я дошел до жизни такой, чтобы превратиться на старости лет в "человека с мешком", подбирающего грязные бумажки на улице, где стоит мой дом, и по пути к этому чудному озеру. Как вы знаете, озеро это в периметре около 2-х миль, т.е. километра 3 с четвертью, и мне так понравились прогулки вокруг него, что я стал их совершать каждое утро, когда погода позволяет. А погода в этом районе резко отличается от хмурой, туманной-дождливой погоды Ленинграда-Санкт-Петербурга, ведь вы тоже там учились и знаете не хуже меня. И вот, у меня возникло желание приложить свои силы, чтобы защитить это чудное озеро от замусоривания и захламления.

    В России я не был очень религиозным, но, приехав в США, постепенно поверил в Бога, чему немало способствовала моя верующая жена. Поженились мы здесь, в США, хотя я ее и знал раньше. Я, помню, ленился ходить в церковь, хотя мой покойный отец был очень верующий и религиозный человек. Замечу попутно, что ему суждено было принять мученическую смерть от руки ГПУ-НКВД: он был в 1937 году разстрелян или замучен в застенках этого страшного заведения.

    В начале 1938 года я решился поехать в Ленинград, в страшный "Серый дом" на Литейном проспекте, о котором уже достаточно написано. В этом мрачном доме я получил от гепеушника в окошке нужную мне справку: мой отец был осужден по 58 ст. на 10 лет концлагеря особаго режима без права переписки. Только здесь, в США, я узнал, что формулировка этого "кода" означала разстрел. Это произошло лет 10 назад, когда к нам пришел из России кинофильм с точно таким названием "10 лет без права переписки". Из рекламного аншлага этого фильма я узнал больше полвека спустя: мой отец был разстрелян или замучен в подвалах "Сераго Дома" нашего провинциального города. Полвека, чтобы узнать о судьбе невиннаго отца! Только при сталинизме такое было возможно!"

    Тут Юрий должен был сделать большую паузу, видимо до сих пор эта тема причиняла ему такую боль за невинно погибшаго отца, что он еле мог сдержать себя, чтобы не разрыдаться.

    "Нас было трое в семье, трое детей: мой старший брат, который погиб на войне при наступлении немцев на Москву в 1941 году, и сестра, которая еще жива в Москве.

    Я – самый младший – оказался самым удачливым: я чудом уцелел на войне, на которую пошел "добровольно" (попробуй, откажись, когда весь курс окончивших институт ребят идет "добровольно"! А у меня из-за репрессированнаго отца положение было еще хуже, чем у других "добровольцев": отказ от добровольной заявки идти на фронт означал бы немедленный вызов в Особый Отдел нашего института. А с Особым Отделом в СССР не шутят!).

    От мясорубки ГПУ-НКВД меня спасло мое прилежание в учебе: я был отличником и в десятилетке, и в институте, в котором моя "контрреволюционная" физиономия висела на доске почета. В стране, которую теперь многие метко называют "Абсурдистаном" такия нелепости были сплошь и рядом. То же было и в десятилетке, где я три последних года был старостой класса, т.к. был отличником и "своим парнем". Забавным, но не редким для Абсурдистана, является и тот факт, что я не только не был в партии, но и избежал и комсомола и пионеров. По логике большевицких сатрапов, отличник не может быть врагом народа! А я как раз им и был всю мою сознательную жизнь, – очевидно, сказались воспитание в семье моим отцом и голгофа, которую ему уготовала судьба.

    Простите, я оговорился: что есть "судьба" – слово, которое люди так часто употребляют? Для меня, судьба есть предначертание нашей жизни Свыше, Богом. Судьба есть воля Божия, наша "книга жизни", которую Бог нам предопределяет при рождении. Когда-то, в безбожной стране, в безбожных школах я этого не понимал. Теперь на закате моих лет, я это не только воспринимаю сердцем, но и душой, мозгом, совестью. Вот, как меняются люди!... Вечно благодарю моего отца – Царство ему Небесное, что он с самаго ранняго детства сумел объяснить мне лживость и порочность коммунистической власти в России...

    Однажды, бродя по лесу по направлению к озеру, я неожиданно встретил молодого рыболова. Это был белый мужчина, возрастом не старше моего сына. Увидев, чем я занимаюсь, он сказал мне: "Безнадежное вы затеяли дело, – эти свиньи опять запакостят!". Под свиньями он подразумевал черных, пуэрториканцев и прочих латинос, которые приезжают на наше озеро удить рыбу из южнаго Бронкса, на машинах (иногда – Кадиллаках), имея массу свободнаго времени, "сидя", как он сказал, на велфере и всяких подобных почти филантропических организациях, которых так много в Америке. О себе этот рыболов поведал следующее: он женат (при этом он показал мне фото двух очаровательных детишек) и переехал в наш район Уэстчестера, чтобы спасти свою семью от возможной гибели в плохом районе Бруклина, где он жил.

    Я спросил его, не думает ли он, что, если ребенка с рождения поместить в среду людей культурных, верующих в Бога, признающих моральные ценности, которыя мы от Бога получили, он вырастет подобным людям этой среды. На этот мой, явно либеральный, вопрос он довольно цинично ответил:"Свиньи останутся свиньями, в какой-бы среде они ни родились!". Я напомнил ему слова апостола Павла: "Во Христе нет ни иудея, ни эллина", на это он возразил: "Да ведь Христос говорил про белых, а не про черных и цветных!". Этим аргументом он меня сразил, спорить с ним было нелегко, да и не было желания. По его логике, выходило так: если ты живешь со свиньями, которыя загрязняют ваше общее жилище, то не стоит его и чистить, т.к. они опять его запакостят.

    Моя же логика – другого рода: если ты живешь с людьми, по каким бы то ни было причинам превратившимися в подобие свиней, у тебя есть выбор: махнуть рукой и продолжать жить в людском свинарнике или чистить его, но не обязательно ради "свиней", ради твоей же любви к чистоте. Но есть и другая, более важная причина выбрать второе: во-первых, нельзя терять надежду вернуть этих "свиней" в человеческий облик, – ведь и у них в душе может пробудиться совесть и даже они, видя, что кто-то за ними регулярно убирает, тоже начнут убирать, особенно за собой свой мусор; во-вторых, делая это за них, я воспитываю в самом себе смирение. А смирение, которому нас учил Христос, является успешной победой над своей греховной природой. Без смирения нельзя спасти свою душу".

    Эти разсуждения Юрия точно совпали с моей точкой зрения на этот вопрос, – и я тоже стал "человеком с мешком".

    Однажды я неожиданно повстречался с какой-то дамой, забредшей на прогулке на довольно маленькую тропинку в глуши нашего леса-парка. Видя, что она просто гуляет, мне захотелось поговорить с ней о моих "мусорных делах" и я прямо спросил ее: "Мадам, а где ваш мешок?". Она поняла меня по-своему, приняв за грабителя, ея глаза округлились от ужаса, и она поспешно схватилась за свою женскую ручную сумку. Я поспешил ее успокоить: "Нет, я не про сумку, а про полиэтиленовый мешок, чтобы собирать мусор". Видимо, ея испуг лишил ее чувства юмора и, вместо того, чтобы разсмеяться, поняв, что вышло глупое недоразумение, она посмотрела на меня, как на помешаннаго, и поспешно удалилась.

    Превратившись в добровольного "мусорщика улиц", я иногда спрашиваю сам себя: "А имеет ли смысл для тебя жертвовать твоим временем на это столь неблагодарное дело?" – И получаю ответ от самого себя, от своего внутренняго человека твердый ответ: "Да, имеет!" – имеет по двум причинам: первая и, м.б., более важная – это воспитание в самом себе одного важного качества – смирения, о чем я уже беседовал с вами раньше. А вторая причина – удовлетворение чисто эстетическаго желания видеть хотя бы кусок моей второй родины чистым от человеческих отбросов. Я так привык к этому моему новому "хобби" и так полюбил его, что занимаюсь им и когда гощу с женой у нашего сына, который купил дом в лесу, в штате Коннектикут.

    Я считаю, что чистота в доме, вокруг дома, на улице и так далее – благодарная почва для чистоты души и чистоты совести. А без смирения, чистой души и чистой совести – как же человеку моего возраста готовиться "в путь всея земли" – к Богу; в путь, который ожидает каждаго из нас!

    Православная жизнь №5(628)2002г, США.

     

    . Ссылка на статью: #9
    Предыдущая страница Страница 2 Далее